Содержание

  1. Генезис слова и его представительство в головном мозге.
  2. Инграмма – как видоизменение рефлекса инстинкта самосохранения.
  3. Пример возникновения инграммы. Зомбировнание.
Читатель, в этой статье ты познакомишься со своим злейшим врагом.
Врагом жестоким, сильным, бесскомпромиссным и беспощадным.
Врагом, стремящимся уничтожить твою личность, твое "Я".
Уничтожить все то хорошее, что есть в тебе,
все твои благие устремления, начинания, надежды...
Этот враг - инграмма.

Инграмма, по Хаббарту - это полная, вплоть до мельчайшей подробности, запись каждого ощущения, имевшегося в момент полной или частичной бессознательности, вызывающая в дальнейшем отключение от рационального мышления или поведения (аберрацию) у человека.

Инграммы оказывают разрушительное действие на психику человека, заставляя его неадекватно реагировать на являения окружающей действиектльности. Разрушая его личностть, разрушая его жизнь...

Вопрос: Почему? Ведь, с позиции физиологии высшей нервной деятельности, инграмма - есть обычная ячейка памяти головного мозга - нервный центр инстинкта самосохранения - хранящая, вроде бы, самую обычную информацию.

Не совсем так. Инграмма отличается от обычного рефлекса инстикта самосохранения тем, что в ней присутствует СЛОВО.

Но все по-порядку. Принцип действия инстинкта самосохранения:

В момент опасности, головной мозг записывает в свои ячеки памятиабсолютно всю информацию, поступающую в это время ото всех его органов чувств. Записывает как опасную. В следующий раз, при повторном воздействии хотя бы одной из этих "опасных" информаций, головной мозг среагирует: "Внимание - опасность!".

Великолепный механизм, сложившийся в результате миллионолетнего естественного отбора - механизм, защищающий жизнь высших животных и человека.

Но этот механизм, вдругпревращаетсяиз непревзойденного защитника -в злейшего врага.

- Но почему?

- Благодаря Слову.

Ибо Слово может нести абсолютно любую информацию. Совершенно не относящуюся к самой опасности. Но головной мозг, в минуты опасности, следуя все тому же блестящемумеханизму защиты, относит информацию Слова - к опасной. А этим словом может быть, например: слово "мама". И головной мозг, следуя все тому же механизму защиты, начинает считать опасным для жизни маму того бедолаги...

Что есть Слово?

Как оно возникло?

Каково будущее Слова?

Что такое Зомбирование?

Как спастись от инграммы? И как можно "раззомбироваться?

и много другое - подробно и на более научном языке любознательный читатель найдет в этой и двух следующих статьях.

Генезис слова и его представительство в головном мозге

Исторически, Слово возникло как знаковый символ явления окружающей действительности. Первыми словами человек обозначал самые приметные явления, например: солнце, опасность, хищник, пища… и так далее. Вначале это были простые междометия. Затем, с развитием функционального органа речи – языка, междометия превратились в слова.

Само слово доходит до органа слуха человека в виде колебаний воздуха разной частоты, амплитуды и длины волны. То есть, для головного мозга слово представляет собой простое сотрясание воздуха, наподобие звука клаксона автомобиля или жужжания комара.

Каждое слово образует в слуховой зоне коры больших полушарий свой, индивидуальный сенсорный нервный центр (НЦ) слова. Точно такой же нервный центр, как и звук клаксона автомобиля или жужжания комара. Но на этом их сходство кончается. Главнейшее отличие слова:Сенсорный нервный центр (НЦ) слова связан прочной нервной связью со всеми сенсорным НЦ образа явления, знаковым символом которого является.

Например, для любого животного слово «автомобиль» представляет простое сотрясание воздуха, и абсолютно ничего не обозначает. И в головном мозге животного Ячека памяти слова "автомобиль" не связана с образами автомобилей.

Но у человека сенсорный НЦ слова «автомобиль» прочно связан с сенсорными нервными центрами, хранящими любую информацию об автомобилях. В первую очередь - с сесрным нервным центром образа автомобиля – как самодвижущейся повозке на четырех колесах. А через этот сенсорный НЦ - и со всеми сенсорными НЦ – видом всех автомобилей, которых когда-то в своей жизни видел этот человек, и всеми сенсорными НЦ раздражителей всех этих автомобилей (вид карбюратора, запах бензина, ощущение педали тормоза под ногой…).

Получается: слово несет информацию не только о звуковых колебаниях воздуха, которые и являются словом, а несет всю информацию о явлении, знаковым символом которого является.

Таким образом,

СЛОВО – есть знаковый символ явления окружающей действительности, представляет собой образ первого порядка соматического ума, прочно связанный нервными связями с образом третьего порядка соматического ума, отражающего данное явление в ЦНС.

Слово является знаковым символом явлений окружающей действительности и способно «разбудить» абсолютно всю информацию о явлении, знаковым символом которого является.

инграмма–как видоизменение рефлекса инстинкта самосохранения

Мы подошли к чрезвычайно важному моменту: к понятию инграмма. Понятие «инграмма» ввел Л.Р.Хаббард. Его определение инграммы»:

ИНГРАММА – это умственный образ – картинка, запись момента боли и бессознательного состояния, сделанная реактивным умом. (Реактивный ум - есть рефлекторная часть разума, отвечающая за безопасность биологической основы. То есть: система рефлексов инстинкта самосохранения – прим. автора). Инграммы – это полные, вплоть до последней, точной подробности, записи каждого ощущения, присутствовавшие в момент полной или частичной боли и бессознательности.

Проще говоря: инграмма - это сенсорный нервный центр инстинкта самосохранения, в котором Слово является одним из рефлексообразующих факторов.

Согласно Хаббарду (и он прав!), инграмма играет чрезвычайно отрицательную роль в жизни человека.

Суть действия инграммы: в момент бессознательности или боли, в память человека записывается абсолютно вся информация, поступающая от органов чувств. В том числе и слово. Затем, при повторном воздействии этого слова, уже без боли и бессознательности, человек начинает неадекватно реагировать на это слово.

Давайте рассмотрим, что происходит в нервной системе человека при образовании и действии инграммы.

В момент боли или бессознательности, телом человека полностью командует инстинкт самосохранения: боль свидетельствует о процессах разрушения тканей организма, бессознательность – о чрезвычайно высокой степени неудовлетворения рефлекторных дуг (когда действие рефлексов не устранило опасности). И то, и другое, соматическим умом (рефлекторной частью разума) рассматривается как состояние крайней опасности.

В состоянии крайней опасности, соматический ум (рефлекторная частьразума), как известно, подчиняет всю работу ЦНС одной цели: устранению возникшей угрозы.

И первое, что он делает: снижаетпороги возбудимостиорганов чувств, снижает пропорционально степени опасности. В данном случае, можно понять: очень сильно снижает (действие самой рефлекторной дуги (самого рефлекса) мы здесь рассматривать не будем: это совершенно безразлично инграмме).

Такое мощное снижение порогов возбудимости органов чувств приводит к тому, что воздействие любых раздражителей, даже очень слабых, действующих в этот момент, воспринимается соматическим умом (рефлекторной частью разума) как сильные воздействия. Возбуждение, инициируемое рефлексами инстинкта самосохранения, как мы знаем, всегда самое сильное во всей нервной системе (иначе они не были бы рефлексами инстинкта самосохранения).

Естественно, между всеми сенсорными НЦ раздражителей, действовавших в этот момент, и эффекторными НЦ рефлексов инстинкта самосохранения устанавливается сильныйнервный след. Благодаря образованию этого сильного нервного следа, все раздражители, действовавшие в момент действия рефлексов инстинкта самосохранения, становятся рефлексообразующими факторами вновь возникшего условного рефлекса инстинкта самосохранения.

Относительно к нашему примеру: абсолютно все раздражители, действовавшие в момент бессознательности или боли, записываются в память как чрезвычайно опасные.

Это типичный процесс образования условного рефлекса инстинкта самосохранения, и ничего необычного в нем нет. Этот механизм оттачивался миллионами лет эволюции биологической жизни и доведен до совершенства.

Новое в нем появилось с появлением разума, а, именно: слова. Слово, услышанное человеком в момент действия инстинкта самосохранения, становится точно таким же рефлексообразующим фактором условного рефлекса, как все остальные НЦ раздражителей. Пусть даже, слово несет информацию, совершенно непричастную к создавшейся опасной ситуации.

Благодаря усиленному нервному следу, соединяющему НЦ слова с эффекторным НЦ рефлекса инстинкта самосохранения, НЦ слова становится более сильным рефлексообразующим фактором, нежели он является при других инстинктах.

Вся соль действия слова в инграмме в том, что НЦ слова связан нервным следом с сенсорным НЦ образа третьего порядка, знаковым символом которого это слово является. А через него - со всеми сенсорными образами второго порядка, где присутствует это явление, и вообще, со всеми ячейками памяти раздражителей, которые как либо отображают явление, знаковым символом которого является это слово.

Поэтому, В ЛЮБОМ РЕФЛЕКСЕ, ГДЕ СЛОВО ЯВЛЯЕТСЯ РЕФЛЕКСООБРАЗУЮЩИМ ФАКТОРОМ, РЕФЛЕКСООБРАЗУЮЩИМИ СТАНОВЯТСЯ ФАКТОРЫ, СИМВОЛАМИ КОТОРЫХ ЯВЛЯЕТСЯ ЭТО СЛОВО.

Этот фактор вносит огромные изменения в сам принцип рефлекторной деятельности, превращая соматический ум из непревзойденного профессионала с совершеннейшим механизмом, отточенным миллионами лет эволюции, - в идиота, совершающего самые нелогичные действия в самых, казалось бы, безобидных ситуациях.

Пример возникновения инграммы. Зомбирование.

Представим себе такую ситуацию. Лето, погожий день, лужайка, щебетание птиц, зеленая трава, теплый ветерок, ласковое солнце, дети, резвящиеся на лужайке. Вдруг, один мальчик, зазевавшись, спотыкается, падает, больно ударившись, при этом, коленкой о камень. Одновременно, в этот момент, его товарищ, увидев в небе высоко летящий самолет, восторженно кричит: «Самоле-е-е-т!».

Налицо воздействие фактора угрозы разрушения тканей организма: мальчик сильно ушиб колено. Налицо образование новой условнорефлекторной дуги: все факторы, действовавшие в этот момент на органы чувств, благодаря механизму нервного замыкания, стали рефлексообразующими факторами инстинкта самосохранения.

В следующий раз, при воздействии этих факторов, соматический ум (рефлекторная часть разума) мальчика понизит пороги возбудимости органов чувств, повысив, таким образом, внимание мальчика. Мальчик не зазевается, не споткнется, не упадет и избежит травмы. Все это будет проходить естественно, на бессознательном уровне, незаметно для самого мальчика.

Великолепный механизм, великолепный, 100% результат работы соматического ума.

Теперь рассмотрим, какую роль сыграет Слово.

Пройдут годы, мальчик вырастет, закончит учебу, устроится на работу. Первая любовь, первая женитьба, развод, первые потери… В общем, все, как у обычных людей. Единственное, что пока мы можем отметить, что этот человек будет избегать полетов на самолетах, он будет предпочитать другие виды транспорта. Да и попав в самолет, он будет чувствовать себя весьма неуютно, хуже других людей.

С течением жизни,фоновый баланс торможения и возбужденияв его ЦНС постепенно будет смещаться в сторону преобладания процессов возбуждения. Увы: это закон нашей жизни: чем старше человек, тем больше смещение фонового баланса его ЦНС в сторону преобладания процессов возбуждения. Этот факт является следствиемпроцессов старения организма. Да и сама жизнь добавляет много: неудачи на работе, предательство друзей, сварливая жена…

Такое смещение фонового баланса, в обязательном порядке сделает постоянным состояние пониженностипорогов возбудимостиего рефлекторных дуг и органов чувств. В отношении нашего человека и его отношению к самолетам это проявится в том, что он будет все сильнее избегать самолетов, пока, наконец, не наступит момент, когда он станет панически бояться их.

Объясняется это просто: все самолеты, благодаря представительству их знакового символа – слова «самолет» - в составе рефлекторной дуги инстинкта самосохранения, стали рефлексообразующими факторами. Новторостепенными раздражителями, так как и само слово является, в данном случае, второстепенным раздражителем инстинкта самосохранения.

Пока наш мальчик был юн, пока фоновый баланс его ЦНС был положительным, вид самолетов всегда вызывал лишь небольшой местный потенциал возбуждения в эффекторных НЦ рефлексов инстинкта самосохранения: высокий фоновый баланс торможения и возбуждения не позволял большего. Внешне, действие местного потенциала НЦ слова «самолет», проявлялось в ощущениях дискомфорта при виде самолета, и, неприятных ощущениях, если приходилось летать.

Но с течением времени, когда жизненные потери стали наслаиваться друг на друга, фоновый баланс все понижался, пока, наконец, достиг величины, когда возбуждение вроростепенного раздражителя – НЦ образа самолета, смогло возбудить эффекторный НЦ врожденного рефлекса инстинкта самосохранения. Рефлекс сработал.

И наш мужчина, уже стоя у трапа самолета, с билетом в руках, резко запаниковал: его соматический ум - идиот докладывает, что существует прямая угроза его жизни. В его ЦНС иррадиируется возбуждение, распространяясь на другие рефлекторные дуги инстинкта самосохранения, по мере того, как мужчина будет пытаться перебороть страх и войти в самолет.

В конце концов, эта иррадиация возбуждения достигнет такой силы, что мужчина не выдержит, повернется и убежит прочь от самолета.

Таково инграммное действие слова.

Это, скажем, «мягкое» воздействие инграммы. Инграмма может действовать и жестче. Допустим, травма мальчика была более серьезной, чем простая гематома. Он сильно разбил колено. Мальчик аж задохнулся от боли, даже свет, на миг, померк в его глазах… Прошла неделя, колено зажило, и мальчик снова резвится на лужайке. Но вот пришло время отпуска родителей. Вся семья собирается к морю, на летний отдых. Наконец, долгожданный день наступил, папа, мама и сын приехали в аэропорт, сдали вещи в багаж, прошли регистрацию, и уже подъезжают к самолету. И тут начинается… Мальчик вдруг бледнеет, в его глазах застыл страх, руки намертво вцепились в поручни автобуса… И никакая сила на свете уже не может заставить его выйти из автобуса и сесть в самолет. Начинается истерика. Мальчик от страха полностью теряет контроль над собой.

Причина та же: инграмма. Но, в данном случае, боль при получении травмы бала значительно сильнее, да и травма серьезнее. Соответственно, и нервный след, соединяющий НЦ слова, НЦ образа самолета, центр боли и эффекторный НЦ врожденного рефлекса инстинкта самосохранения, является значительно более сильным. Поэтому, когда мальчик воочию увидел рядом самолет, сила раздражения НЦ образа самолета превысила пороговую силу возбуждения рефлекса инстинкта самосохранения. Рефлекс сработал.

И зря в таких случаях бесятся родители, сетуя на сверхкапризность ребенка. Ребенок, да что там ребенок - любой, самый сильный взрослый человек, оказывается совершенно беспомощным перед могучей, бескомпромиссной и беспощадной силой инстинкта самосохранения. А поводом ко всему - смешно сказать! – явилось только одно слово – «самолет», услышанное в момент сильной боли.

Точно также рефлекс может сработать только при повторении инграммного слова. Даже если рефлекс не сработает: слово является второстепенным раздражителем, и сила воздействия слова не превысит пороговую силу возбуждения рефлекторной дуги, сила снижения порогов возбудимости органов чувств достигнет величины, при которой у человека, как минимум, испортится настроение.

В этом заключается великая предательская сила Слова. Любое слово может стать инграммной командой, Любое слово может стать пусковой кнопкой, включившей действие инстинкта самосохранения. И всегда слово будет обозначать именно то явление, знаковым символом которого является. И всегда это явление будет означать, для соматического ума крайнюю степень опасности.

В течение жизни, особенно в детстве, человек много раз получал боль, иногда терял сознание. И все слова, которые произносились в это время рядом, записывались в память его соматического ума, как инграммные команды. Вспомните, сколько таких случаев было в вашей жизни. Какой огромный багаж инграммных команд тащит на своих плечах каждый человек!

Благодаря способности слова становиться инграммной командой, стало возможным такое явление, как зомбирование людей, используемое спецслужбами. Как правило, человека вводят в бессознательное состояние, как правило, с помощью психотропных средств. Химизм этих психотропных средств резко понижает пороги возбудимости рефлекторных дуг. То есть, соматический ум заставляют поверить в наличие смертельной угрозы жизни человека. И, в это время, вводят инграммную команду действия и код срабатывания этой команды. Все: человек – зомби готов. В дальнейшем, достаточно человеку – зомби услышать код срабатывания команды, как его соматический ум немедленно:

  • Возьмет «власть» в свои руки. То есть полностью «отодвинет в сторону» самосознание человека: человек войдет в бессознательное состояние.
  • Отключит действия всех прочих рефлексов, мешающих устранению мифической угрозы.
  • Включит исполнение рефлекса, внушенного под действием психотропных средств. Пусть этим рефлексом будет выстрел из пистолета в сердце собственного мужа или шаг наружу из окна десятого этажа… Соматический ум считает, что именно это действие спасет тело от мифической угрозы его жизни.

Любое слово, прозвучавшее в момент получения человеком боли, или когда он был в бессознательном (или полубессознательном) состоянии, становится ИНГРАММНОЙ КОМАНДОЙ, приводя в состояние «боевой готовности» инстинкт самосохранения при повторном его звучании, или при воздействии на органы чувств человека явления, знаковым символом которого является это слово.

Как мы можем видеть: Любая инграмма представляет собой образ второго порядка соматического ума - сенсорный нервный центр инстинкта самосохранения. И, как мы увидим в дальнейшем, инграммная команда совсем не обязательно должна быть связана с центром боли. Достаточно того, что она будет прочно связана с центром неудовольствия. Все сенсорные НЦ, связанные с центром неудовольствия, если степень неудовлетворения рефлексов высокая, соматический ум относит к группе рефлексов инстинкта самосохранения, ибо любое воздействие таких раздражителей он оценивает как высокую степень угрозы выживаемости.

Причина, почему сенсорные НЦ рефлексов инстинкта самосохранения из надежного стража жизни и здоровья человека превращаются в его гонителя, кроется не только в присутствии слова в составе сенсорных НЦ этих рефлексов. Даже, и без наличия слова в составе инграммы, сенсорные НЦ рефлексов инстинкта самосохранения приносят немало огорчений и бед своим хозяевам. И здесь главным виновником всех бед человека является егоРазум.

Показателен пример, описанный З. Фрейдом В «Очерках по психологии сексуальности», в котором он описывает лечение доктором Брейером своей пациентки. Предистория такова. Доктор Брейер лечил пациентку с целым букетом болезней: спастический паралич обеих правых конечностей с потерей чувствительности, расстройства движения глаз и различные недочеты зрения, затруднения в держании головы, сильный нервный кашель, отвращение к приему пищи, нарушения речи…и др..

«Летом, во время большой жары, больная сильно страдала от жажды, так как безо всякой заметной причины она с известного времени вдруг перестала пить воду. Она брала стакан с водой в руку, но как только касалась его губами, тот час же отстраняла его, как страдающая водобоязнью, утоляя свою жажду только фруктами, дынями, и т. д. Когда уже прошло около 6 недель со дня появления этого симптома, она однажды рассказала в гипнозе о своей компаньонке, англичанке, которую она не любила. Рассказ больная вела со всеми признаками отвращения. Она рассказала о том, как однажды вошла в комнату этой англичанки, и увидела, что ее отвратительная маленькая собачка пила воду из стакана. Она тогда ничего не сказала, не желая быть невежливой. После того, как в сумеречном состоянии больная энергично высказала свое отвращение, она потребовала пить, пила без всякой задержки много воды и проснулась со стаканом воды у рта. Это болезненное состояние с тех пор пропало совершенно».

В этом примере, НЦ образов: нелюбимая компаньонка, противная собачка, лакающая из стакана, связаны сильными нервными связями с центром неудовольствия. На фоне сильного нарушения фонового баланса в сторону возбуждения, соматический ум стал оценивать эти сенсорные НЦ как НЦ инстинкта самосохранения. Пороги возбуждения рефлекторных дуг, связанные с НЦ этих раздражителей, понизились настолько, что начали работать рефлексы инстинкта самосохранения. И соматический ум – этот тупой исполнитель команд – сделал то, что он был обязан сделать. Он оценил питье воды, как опасное для жизни мероприятие, и включил рефлексы, запрещающие пить воду.

Как мы видим, спектр действия инграммных команд чрезвычайно широк. Благодаря наличию речевого и абстрактного мышления. инграммной командой может стать абсолютно любой раздражитель. И воздействие на человека этих команд – самое разнообразное.

  • Упал мальчик в детстве, ткнулся носом в цветочную клумбу, расшиб нос – считай, аллергией на цветочную пыльцу, лет через пятнадцать, он обеспечен.
  • Получил человек инграмму на слово «бабочка» – получай аллергию на насекомых.
  • Инграмму на слово «автомобиль» – будет любить ходить пешком.
  • Инграмму на слово «жена» – никогда не женится, или будет вечно разводиться.

Более того, наличие инграмм обеспечивает тот факт, что большинствоболезней человека носят психосоматичекий характер. Это происходит тогда, когда инграммные команды противоречат естественному процессу протекания физиологических процессов организма. Все это - в полном соответствии законам работы соматического ума: рефлексы инстинкта самосохранения способны остановить действие любых рефлексов других инстинктов, вплоть до остановки работы сердца.

Пример: получила девушка инграмму - «какая ты толстая!» - и обеспечила себя язвой желудка. Здесь, данная фраза, как правило, прочно связана с центром неудовольствия: вряд ли ее использовали для похвалы - скорее всего, она была произнесена, чтобы сделать неприятное девушке.

Получав такую «похвалу», девушка всплакнула и забыла. Вернее, ей показалось, что забыла. Инграмма, в данном случае, не проявит себя сразу.

Но вот девушка влюбилась, но предмету ее мечтаний нравятся худенькие девушки. Чувства ее остаются безответными. Девушка испытывает очень сильные эмоции: разочарование, горе, слезы - во всем виновата ее полнота. Соответственно, мы получаем сильное преобладание фонового возбуждения и сильное возбуждение НЦ фразы «какая ты толстая!» и других подобных фраз. Междуцентром неудовольствияи сенсорными НЦ этих фраз устанавливается прочная нервная связь: все: инграмма разбужена и инграммное действие обеспечено.

Любовь пройдет, забудутся горе и слезы, но прочная нервная связь инграммных фраз с центром неудовольствия останется. Соматический ум, следуя этой команде, будет упорно заставлять девушку меньше есть (чтобы похудеть, надо меньше есть – широко распространенное мнение). Что явно приводит к неудовлетворению пищеварительных рефлексов. И через энное количество лет наша девушка заработает язву желудка.

Можно смело утверждать, что подавляющее большинство заболеваний и психических отклонений носят психосоматический, инграммный характер. Типичные фразы: «Не делай этого! Не ходи никуда! Ты должен делать только то, что я скажу! Ты должен делать только это!», полученные в купе с хорошей поркой отцовским ремнем, обернуться впоследствии удивительной неспособностью совершать какие-то действия, панической боязнью к перемещениям, удивительной способностью выполнять самые идиотские команды... Но это цветочки. Например, жесточайшие скандалы родителей на глазах ребенка, дикая ревность: «Она шлюха! Эта сучка убивает меня! Ее убить мало! Я убью эту шлюху!» могут превратить этого ребенка в будущем - в маньяка, убивающего проституток.

Изучение инграмм, их действия на психику и организм человека, представляют собой широкое поле деятельности для психотерапии и медицины вообще. Изучив инграммы, научившись бороться с ними, Человечество навсегда избавится от подавляющего большинства психических и психосоматических заболеваний.

Как избавиться от инграммы, от команды – зомби, а заодно и решить многие свои проблемы, смотрите в следующей статье: «метод угасательного торможения, как способ избавления от инграмм».