ст 8 стокгольмский синдром

Удивительный феномен:
заложник, захваченный террористом,
вдруг начинает с симпатией относится к нему.
Начинает его оправдывать и даже защищать!
Хотя тот готов убить его, просто так...
На самом деле все банально просто...

Удивление вызывает только первый взгляд на этот феномен.

На самом деле все банально просто. Такое поведение заложника - есть защитная реакция его организма, вызванная действием его инстинкта самосохранения. Причем вполне естетственная и закономерная, хоть и не адекватная.

Почему наука до сих пор не поняла этого?

- Объясняется также просто.

Человек забыл - что он есть "плоть от плоти" животного мира Земли,забыл, что он, прежде всего - животное.

Но все по-порядку.

Абсолютно все, что ни делается тобой, человек, делается посредством рефлексов. Иного не дано. Единственный механиз м общения биологическогоорганизма со внешней средой - есть рефлекс. А ты, человек - прежде всего биоорганизм.

Возглавляет твой организм головной мозг. А у этого "управляющего" есть одна любопытная особенность. Всю поступающую информацию головной мозг (соматический ум) оценивает только с позиции: опасно - не опасно.

Даже если перед тобой величайшее произведение искусства, головной мозг - соматический ум - будет оценивать только, насколько оно мпредставляет собой угрозу существованию тела, или наоборот, какую пользу для выживания ономожет принести.

Таков закон работы нашей нервной системы. И он абсолютно эффективен. Поскольку это механизи - есть результат многомиллионолетнего естественного отбора, поднявшего человека на высшую ступень эволюционной лестницы.

Стокгольмский синдром

Синдром возникает на основе процессов, происходящих в головном мозге человека. Попадание человека в категорию пленников автоматически превращает его в смертника: угроза смерти для него становится близкой и реальной.

Путей спасения у него только шесть:

  1. Вступить в схватку с террористами, одолеть их. Для этого необходимо обладать специальными навыками и иметь соответствующее вооружение. Как правило, ни тем, ни другим заложники не обладают.
  2. Сбежать. Как правило, это невозможно или почти невозможно. Но, в любом случае, очень рискованно. Шансы погибнуть слишком велики.
  3. Уговорить террористов отпустить его. Бесполезное занятие, и пленник вскоре убеждается в этом.
  4. Операция спецназа. Но, в таких случаях, жертвы среди заложников почти неизбежны.
  5. Террористы сдадутся и освободят заложников сами. Поведение террористов говорит заложнику об обратном: террористы готовы умереть, но отступать не собираются.
  6. Выполнение всех требований террористов.

Единственный надежный способ ликвидировать угрозу смерти пленникам, как видит сам заложник - выполнить все требования террористов. Так считает соматический ум (рефлекторная часть разума человека) заложника, такую информацию получает его инстинкт самосохранения.

Инстинкт самосохранения – есть первый и главный инстинкт любого живого существа, и человека в том числе. В моменты своей работы инстинкт самосохранения «отодвигает в сторону», тормозит действие всех других инстинктов, способных помешать его действию, вплоть до приостановки работы сердца и легких. И наоборот: усиливает действие всех прочих рефлексов, способствующих выполнению инстинкта самосохранения. Таково его главенствующее положение.

Соматический ум (рефлекторная часть разума человека) заложника, в соответствии с этим законом, тормозит все рефлекторные дуги (рефлекторная дуга – есть весь путь, по которому проходит нервный сигнал, вплоть до исполнения рефлекса), препятствующие исполнению инстинкта самосохранения, и наоборот, снижает пороги возбудимости рефлекторных дуг, способствующих успешному его выполнению.

В данной ситуации, инстинкт самосохранения заложника требует выполнения всех требований террористов. Все рефлекторные дуги, направленные на противодействие террористам, соматическим умом заложника тормозятся. Поскольку любая абстрактная и речевая мысль – это тоже исполнение рефлекторной дуги, то соматическим умом «гасятся» все мысли противодействия требованиям.

Таким образом, заложник начинает оправдывать требования террористов, считая их правильными и справедливыми. Это вполне логичная, закономерная, хотя и неадекватная, оценка ситуации заложником, основанная на действии его инстинкта самосохранения, полностью соответствующая закону выживания, полностью соответствующая Закону эмоциональной адекватности.

В этом синдроме, как всегда, виноват разум человека. Любое животное, попав «в заложники» к хищнику, будет до последнего вздоха сопротивляться ему. У животного нет речевого мышления, оно живет только соматическим умом, который требует: «Сопротивляйся до конца, если хочешь выжить».

Рефлекторная часть разума человека, напротив, говорит: «Не смей сопротивляться, террористы спасут тебя». Адекватной оценке ситуации соматическим умом мешает речевая информация, полученная заложником (разумом заложника), что путь спасения лежит через удовлетворение требований террористов.

Животные такую абстрактную информацию воспринимать не способны: как бы ни втолковывал волк попавшей ему в лапы овце, что он отпустит ее, если взамен нее ему дадут кусок говядины, овца все равно будет сопротивляться всем его действиям – таково требование ее соматического ума.

Явление «Стокгольмский синдром» имеет намного более глубокие корни в нашей психике, чем мы думаем. Дело во все том же пресловутом законе выживания. Любую информацию, противодействующую выживанию индивидуума, соматический ум этого индивидуума будет относить к опасной. Увы, действие этого закона относится ко всем нам… Увы, таковы закономерности работы нашего мозга.