Вся информация, поступающая в ЦНС от органов чувств, делится соматическим умом на благоприятную (несущую информацию о благоприятных условиях внешней среды)  и неблагоприятную (несущую информацию о какой-либо степени угрозы). Соответственно, сигнал от НЦ этой информации направляется либо в центр удовольствия, либо в центр неудовольствия.

Но что происходит, когда информация не распознается соматическим умом, когда она не может отнестись ни к благоприятной информации, ни к неблагоприятной информации? Тогда мы получаем нераспознанную информацию. Это сигналы информации, незнакомые соматическому уму, которые еще не имеют собственных сенсорных НЦ, поэтому они не могут быть связаны ни с центром удовольствия, ни с центром неудовольствия. Рассмотрим схему:

Генератор торможения - возбуждения

Как мы рассмотрим чуть позже, центры удовольствия и неудовольствия создают в ЦНС фоновое возбуждение и фоновое торможение. Вместе они создают фоновый баланс торможения и возбуждения. То есть – уравновешивают друг друга.

На схеме мы видим, что процессы фонового возбуждения, направляемые в органы чувств, создаются только одним «генератором» возбуждения в центре неудовольствия. В то время, как его действия уравновешивают два источника фоновых тормозных импульсов: один – из «генератора» торможения, второй - возбуждается поступающей информацией из органов чувств. Оба находятся в центре удовольствия. Получаем весьма важный, для наших рассуждений, вывод: сигналы фонового торможения, инициируемые и направляемые  генератором торможения в органы чувств, должны быть значительно слабее сигналов фонового возбуждения, инициируемых и направляемых «генератором» возбуждения в органы чувств.

Поступающая в ЦНС новая, нераспознанная информация образует свой сенсорный НЦ, пока не связанный ни с одной рефлекторной дугой. Согласно механизму нервного замыкания, этот сенсорный НЦ, в момент своего образования,  должен замкнуться с действующим очагом возбуждения. Если это один из рефлексов инстинкта самосохранения, то наш новый сенсорный НЦ нераспознанной информации включится в его состав как опасная, негативная информация. Но, поскольку действующий рефлекс инстинкта самосохранения – сравнительно редкое явление, то наш новый сенсорный НЦ замкнется с «генератором» возбуждающих импульсов центра неудовольствия, согласно выводу, сделанному выше.

Итак, получаем: новая, нераспознанная информация всегда подключается соматическим умом к центру неудовольствия, как информация, несущая какую-то степень угрозы организму. Это непреклонное требование динамического принципа существования: неизвестная информация может предвещать смертельную угрозу, и ее игнорирование отметается эволюцией биожизни.

Вернемся к нашей схеме. Новый сенсорный НЦ, соединяясь с центром неудовольствия, немедленно передает ему возбуждающий сигнал. Центр неудовольствия немедленно реагирует на это: усиливает фоновый возбуждающий сигнал, направляемый в органы чувств. Что, естественно, вызывает понижение порогов возбудимости органов чувств. В результате, через органы чувств начинают проходить сигналы, бывшие ранее подпороговой силы.

Этот механизм есть проявление действия ориентировочного инстинкта – инстинкта любопытства. Соматический ум усиливает таким способом поток поступающей информации, стремясь получить из внешней среды информацию, с помощью которой он определит характер этой нераспознанной информации, и сможет отнести ее к опасной или благоприятной.

Если эта информация не распознается, а ее действие на органы чувств продолжается, центр неудовольствия продолжает снижать пороги возбудимости органов чувств, упорно продолжая свои попытки распознать ее. Внешне это проявляется во все большем увеличении внимания человека к источнику нераспознанной информации. Так будет продолжаться до тех пор, пока, наконец, среди поступающей информации не найдется такая, которая свяжет эту нераспознанную информацию с уже знакомой, и не определит ее место в системе сенсорных НЦ. Или когда нераспознанная информация не прекратит свое воздействие на органы чувств.

В своем крайнем проявлении, воздействие нераспознанной информации, если она так и не распознается соматическим умом, и не свяжется нервными связями с центром удовольствия, приведет к возбуждению инстинкта самосохранения, и человек ответит либо агрессией, либо бегством.

Нераспознанная информация может быть трех категорий:

1.Полностью незнакомая информация, которая так и не распознается соматическим умом. На пути ее распознания стоит инстинкт родительской защиты. Его действие мы рассмотрим чуть позже. Такое происходит, когда в соматическом уме человека очень мало сенсорных НЦ раздражителей. Эта информация абсолютно безразлична соматическому уму, и он не будет реагировать на нее никакими действиями биологической основы.  Эту реакцию можно видеть, наблюдая за новорожденным ребенком: развернись пред ним хоть ад, он также будет смешно дергать ручонками, бессмысленно таращить глаза и довольно угукать. Такая реакция будет проявляться всегда,  до тех пор, пока воздействие незнакомой информации не превратится в раздражитель какого либо рефлекса. Полностью незнакомая информация бывает только в детском возрасте человека, очень редко – во взрослом состоянии.

2.             Как правило, любая поступающая информация, в соматический ум взрослого человека, всегда поступает в составе знакомой информации. И здесь мы видим вариации в поведении человека:

·      Если этот новый раздражитель поступил в составе знакомой безразличной  или благоприятной информации, то соматический ум никак не среагирует на его появление в составе знакомой информации. Только включит  его в состав этой знакомой информации как ее составную часть.

·      Если этот новый раздражитель поступил в составе знакомой информации, уже связанной с центром неудовольствия, тогда соматический ум включит  НЦ этого нового раздражителя в состав сенсорного НЦ знакомой информации, как неблагоприятную информацию – второстепенный раздражитель.

3.             В большинстве случаев, «новая» информация поступающая в составе знакомой информации, уже имеет свой сенсорный НЦ в составе соматического ума. И она не распознается сразу только в силу того, что она поступила в составе «непривычной», для нее, информации. То есть: если нераспознанная информация является образом первого порядка соматического ума – одиночным раздражителем, то это означает, что она поступила в составе иного, чем обычно, образа второго или третьего порядка.

Например: представьте, что вы увидели лающую кошку или мяукающую собаку. Естественно, в первый момент вы подумаете, что у вас галлюцинация. Но в следующий момент ваше внимание полностью переключится на это непонятное явление.

Как мы видим, в третьем варианте центр неудовольствия понижает пороги возбудимости органов чувств (и эффекторных НЦ врожденных рефлексов тоже), с целью распознания нераспознанной информации.

Механизм здесь должен быть таким: мы видим две разнородные информации, относящиеся к разным рефлекторным дугам (слуховая информация: собачий лай, зрительная информация: вид кошки). Одновременное воздействие этой разнородной информации  возбуждает два также разнородных сенсорных НЦ образов кошки и собаки, которые, в свою очередь, пытаются возбудить свои эффекторные НЦ врожденных рефлексов. Получаем два очага возбуждения вместо одного.

То есть мы получаем значительно большее количество возбуждения, неадекватное количеству поступившей информации. Сравните: в принципе, количество получаемой информации соматическим умом, при виде мяукающей кошки или лающей кошки одинаково. Но количество возбужденных сенсорных НЦ при виде лающей кошки будет значительно больше: слуховой сенсорный НЦ собачьего лая кошки, в обязательном порядке «разбудит» многие другие НЦ раздражителей образов второго и третьего порядков собаки.

Это более мощное возбуждение соматического ума вызовет иррадиацию возбуждения, центром неудовольствия, на органы чувств и эффекторные НЦ врожденных рефлексов. Что, естественно, немедленно вызовет снижение порогов органов чувств и возбуждение ориентировочного инстинкта.

Здесь даже существует закономерность: Чем более не связанной, между собой, является информация, принадлежащая разным рефлекторным дугам, тем в большую степень возбуждения приводится инстинкта любопытства, при их одновременном воздействии на органы чувств.

Например, тигр, не имеющий полосатого окраса, вызовет намного меньше внимания, чем тигр, имеющий оленьи рога на голове.