В настоящее время науки,изучающие человека, достигли необычайных вершин: уже полностью расшифрован геном человека, появилась возможность искусственного создания человека путем клонирования. Уровень развития медицины позволяет делать сложнейшие хирургические операции по пересадке органов, излечивать болезни, бывшие ранее бичом человечества.

Однако вопрос: «Что есть человек? Где кроются истоки его разума? Почему он поднялся над всем животным миром?» так и остается неразгаданным. Наука, призванная ответить на этот вопрос – психология, носит, в основном, описательный характер, и стала такой сложной и громоздкой, что создается впечатление, что сами психологи не могут в ней разобраться.

Оглядываясь на весь комплекс знаний о человеке, невольно задаешься вопросом: «Почему?». Почему мы лечим психические заболевания скальпелем и химическими препаратами, по сути, калеча больных людей. Почему мы много лет обучаем детей в школе, а зачастую получаем полуграмотных, ничего не умеющих переростков. Почему сажаем людей в тюрьмы с целью их исправления, а получаем закоренелых преступников. Почему люди в расцвете сил кончают жизнь самоубийством. На тысячи и тысячи таких «Почему?» должна ответить психология. Должна, но не отвечает.

Неоценимую роль в познании человека сыграл великий русский физиолог И.П.Павлов. Он изучил и экспериментально доказал, что в основе поведения животных и человека лежит рефлекторная деятельность. Учение Сеченова – Павлова, работы их последователей неопровержимо доказали, что в основе всей жизнедеятельности человека - как биологического организма - лежит рефлекторная деятельность: каждое действие человека, каждый его поступок есть исполнение рефлексов.

Но какими бы великолепными и бесспорными не были бы законы физиологии высшей нервной деятельности человека, они все равно не объясняют законы мышления, законы человеческой психики. Очень близко к пониманию сути психических процессов подошел Зигмунд Фрейд со своим методом психоанализа. Вполне вероятно, что если бы он совместил свой метод психоанализа с физиологией высшей нервной деятельности человека, психология имела бы сейчас совсем другой вид.

Факт отсутствия полноценной, единой, принятой всей наукой теории человеческого «Я» поражает сам по себе. Особенно на фоне достижений остальных наук. Поражает и тот факт, что такая наука, как физиология высшей нервной деятельности, чрезвычайно просто объясняющая многие поведенческие реакции человека и животных, общепризнанная наукой, почти не используется психологией. Фантастика! Физиология высшей нервной деятельности человека достигла впечатляющих результатов. Изучена структура человеческого мозга, раскрыты механизмы его работы. Великолепно и бесспорно доказано рефлекторная деятельность ЦНС, как основа поведения животных и человека. Неудача психологии объясняется только тем, что эти данные неправильно истолкованы.

Психология изучает разум человека, забывая, что человек есть плоть от плоти природы Земли, и возник как продукт многомиллионолетней эволюции животного мира нашей планеты. Иначе говоря: разум, как явление действительности, мог возникнуть только на основе эволюции биологической формы материи и ее взаимоотношений с окружающей действительностью.

Единственным механизмом взаимоотношений высокоорганизованных биоорганизмов с окружающей средой является рефлекторный механизм. Это давно доказано наукой. Эволюция, создав рефлекторный механизм как защитно-приспособительную реакцию, способствующую выживанию биоорганизмов в непрерывно изменяющихся условиях окружающей среды, непрерывно его совершенствовала. И, в конце концов, на основе рефлекторного механизма, создала разум человека.

Таким образом, одной из главных ошибок психологии – как науки – является принижение роли рефлекторного механизма в жизнедеятельности человека. Рефлексы и инстинкты, на самом деле, играют намного большую роль в жизни человека и составляют неразрывную часть его Разума (и мы докажем это в данной работе).

С другой стороны, Разум невозможно объяснить чистой физиологией. Опять же, если внимательно приглядеться к той же физиологии высшей нервной деятельности, то становится очевидным, что само тело человека, во главе с мозгом, способно действовать только на раздражительно-ответной основе. Физиология это доказала. Доказала результатами тысяч и тысяч экспериментов и наблюдений: ничего, кроме условного и безусловного рефлекса, основанных на физиологических механизмах торможения и возбуждения, тело и мозг человека не способно производить.

Бесспорно, все многообразие жизнедеятельности человека проявляется посредством рефлекторной деятельности. Но только рефлексами не объяснишь поэзию Пушкина, «Монну Лизу» Леонардо да Винчи, теорию относительности Эйнштейна.

Тупик в определении разума привел науки о человеке ко второй ошибке: принижая роль рефлекторной деятельности – одной из важнейших основ человеческого поведения - наука стала отрицать и роль духовности.

Оно понятно: наука возникла, прежде всего, как социальный институт, призванный ликвидировать засилье церкви в познании действительности. Наука просто не могла не стать глубоко материалистической. Это естественный эволюционный этап в развитии познания. Отрыв науки от церкви позволил познанию рвануть вперед семимильными шагами, и, в конце концов, привел к научно – техническому прогрессу и к тому, что мы называем научно – технической революцией.

Но вместе с «водой» наука «выплеснула из люльки и младенца» - понятие о душе. Тупик в деле изучения загадки человеческого «Я» прямо вопит об этом: если за сотни лет своего мощного прогресса наука не смогла найти убедительного материалистического объяснения Разуму человека, то это скорее всего означает, что она не там ищет. Трудно найти черную кошку в темной комнате, особенно если ее там нет. Невозможно материалистическими законами объяснить нематериальные явления. Науке пора повернутся лицом к понятию нематериальности явлений.

Эта проблема есть явное следствие другой проблемы – общефилософской. Вне всякого сомнения, в мироздании существует и материальное и нематериальное начало. И ошибкой всех философов является попытка рассмотреть оба начала вкупе, совместно, по единым законам. Такой подход, при недостатке полноценных знаний о мироздании, обязательно порождал перекос, искажения в сторону либо материализма, либо идеализма – в зависимости от пристрастий автора. В результате, всегда получалось искажение реальности, построение теории на искаженных и ложных данных.

Мы исходим из того, что законы материального и нематериального начал мироздания различны. Что проблемы естествознания всегда возникают там, где к материальному пытаются применить законы нематериальные, и наоборот: к нематериальному применяются законы материального мира. А такое, при нашем недостатке знаний о действительности – неизбежно. Невозможно объяснить материальный мир законами нематериального мира, также как невозможно объяснить нематериальный мир законами материального мира. Поэтому мы разделим понятия материального и нематериального начал мироздания и будем рассматривать их отдельно друг от друга.

Данная работа есть переосмысление законов физиологии высшей нервной деятельности.

Мы будем рассматривать ее с глубоко материалистических позиций, так глубоко, как, наверное, не рассматривал ее самый махровый материалист. Тело человека и животных, в нашей интерпретации, является только и только великолепной биологической машиной, механизмом, наподобие трактора или комбайна, только намного сложнее устроенным и созданным не из железа, а из органических соединений. Центральная нервная система, во главе с головным мозгом – есть управляющий отдел этой машины, или, по-другому – великолепнейший, компактнейший, совершенствовавшийся сотнями миллионов лет естественного отбора и эволюции биологический компьютер, где «клавиатурой» являются пять органов чувств тела человека. И, наконец, самое главное: компьютерной программой, вложенной в этот биологический компьютер, управляющей этой биомашиной, является система рефлекторной деятельности, также отточенная сотнями миллионов лет эволюции и естественного отбора.

То настоящее «Я» - кем каждый из нас себя ощущает – основывается на нематериальном начале, существующем по иным законам, нежели биологическое тело.

С этой позиции мы пересмотрим, в данной работе, некоторые положения физиологии высшей нервной деятельности, по-иному интерпретируем некоторые научные факты. Некоторым терминам и понятиям классической физиологии мы дадим иную характеристику. Ну и, разумеется, введем новую терминологию. При этом: все наши теоретические построения основаны только и только на общепринятых и доказанных наукой фактах и положениях классической физиологии высшей нервной деятельности, и некоторых предположениях, пусть еще не доказанных наукой, но также имеющих чрезвычайно широкое распространение в научной среде.