человек и законы выживания. часть вторая.

Социум и ступени выживания

(Продолжение статьи «Будущее человечества. Человек и законы выживания» )

Как мы рассмотрели в части первой, в социуме Человека разумного прошли естественный отбор, исторически сложились 12 (двенадцать) способов выживания Человека:

1. первый человек,
2. собиратель,
3. ремесленник,
4. экспроприатор,
5. первая нация,
6. человек — видимость,
7. профессионал,
8. политик,
9. творческий человек,
10. последняя нация,
11. гений,
12. мудрец.

(Подробные характеристики каждого способа выживания читатель может найти в части первой данной статьи). Это есть эволюционная «лестница» развития Разума Человека. Разум Человека развивается Знаниями — это мы рассмотрели выше. В каждом последующем эволюционном способе выживания мы видим всё более совершенные приёмы выживания, всё больше разума, всё больше Знания, всё больше духовности, отдаляющего Человека от животного.

Человек непрерывно эволюционировал с самого момента своего возникновения. Даже сто лет назад он был совершенно другим, чем мы сейчас. Он мыслил по-другому, уровень его знаний был меньше, представления о природе, о социуме, о морали были совершенно другими, чем у современного Человека. Культура, ценности были другими даже у наших прямых предков сто лет назад.

А что можно сказать о Знаниях, ценностях, морали, культуре Человека тысячу лет назад? Две тысячи, десять тысяч лет назад? Огромная пропасть в мировоззрении, мироощущениях, в развитии, в Знаниях разделяет современного Человека и Человека, жавшего тысячи лет назад. Наш современник, оказавшийся вдруг (гипотетически) в социуме, отстоящего от нашего на тысячу лет назад, решил бы, что оказался среди инопланетян на другой планете. Настолько Человек прошлого отличался от современного Человека.

Такова эволюция Человека. Увы, многим исследователям присуща ошибка, когда, они, анализируя древние социумы, проецируют современного Человека на те древние времена. Проецируют его видение картины мира, мораль, духовные ценности… Как видим, это совершенно не так.

В каждом последующем способе выживания мы видим чуть меньше потребностей тела и чуть больше потребностей Духа. Каждый последующий способ выживания чуть больше отделяет индивидуума от природы и делает его чуть больше зависимым от социума. И, на эволюционной ступени — способе выживания — «политик», Человек — как индивид — максимально отдаляется от природы в вопросах личного выживания, но становится максимально зависимым от социума. Это будет середина полного цикла развития явления «Человек». Если быть более точным: «Человек разумный» начинает перерождаться в «Человека духовного».

Ибо здесь развитие Человека делает поворот: в следующем эволюционном способе выживания («творческий человек») происходит революционный скачок: духовные потребности начинают преобладать над потребностями тела. Эволюция Человека обязательно приведёт его к такому развитию. Именно этот способы выживания сотворит социалистическое сообщество. А последующие эволюционные способы выживания («последняя нация», «гений», «мудрец») сотворят и коммунистическое сообщество.

эволюция одной ОБЩЕСТВЕННО — политической формации

Общественно — политический строй, формацию общества определяет факт: какие способы выживания господствуют в нём.  С этой позиции и рассмотрим исторически сложившуюся последовательность социумов Человека. При этом:

Главным способом выживания, определяющим общественно — политическую формацию, всегда становился способ, обеспечивающий максимальное выживание социуму в существующих условиях.

«Монолитным», состоящим только из представителей одного способа выживания, человечество было только в самом начале своего пути — в момент зарождения разума Человека. Человек только — только отделился от природы. И его  представлял только первый способ выживания: «первый человек».

Зародившаяся способность к речевому мышлению — единственное качество, что отделило «первого человека» от животного и сделало Человеком. Иных способов выживания, присущих Человеку, ещё не существовало — приёмы выживания «первого человека» были ещё приёмами выживания животного. По сути, Человек тогда ещё мало отличался от животного. Его даже Человеком назвать трудно. Скорее: это был предок Человека.

Поэтому мы не можем определять социум «Первого человека» — как общественно — политическую формацию. Другая причина: мы ничего не знаем об этом периоде развития Человека. Загадка «переходного звена» от обезьяны — к человеку, загадка прямохождения, загадка возникновения речевого аппарата Человека и многое другое — ставят в тупик науку.

Практически, во всех остальных общественно — политических формациях мы видим большинство способов выживания. Пусть, даже, в виде единичных представителей.

При этом,  представителей  главного  способа выживания всегда больше всего в социуме (по сравнению с другими способами) — в той общественно — политической формации, которую этот главный способ и определяет (но относительно всего социума, в котором всегда полный набор всех 12 способов выживания, их всегда явное меньшинство).

Социум и и эволюция главного способа выживания

Каждый способ выживания возникал эволюционно, как только в социуме «созревали» соответствующие условия — по мере накопления  знаний и развития социума. Самый успешный, в данных условиях, способ выживания, всё более распространялся в социуме, его представителей становилось всё больше. Наконец этот способ становился самым распространённым в социуме (по сравнению с остальными способами). Отныне, его законы становились главными и определяли «лицо» социума, его общественно — политическую формацию. И далее социум существовал под полным господством законов данного способа выживания.

Но условия существования социума непрерывно эволюционировали. И приоритет главного способа выживания, в конце концов, приводил к обратному эффекту. Он вызывал стагнацию: господствующий способ, со временем, начинал тормозить развитие Человека. Ибо он диктовал только ограниченный круг приёмов выживания в социуме.

Изменившиеся условия существования социума диктовали необходимость нового способа выживания. В социуме «зрел» следующий эволюционный способ выживания. Как правило, новый способ «вырастал» из господствующего способа — как дальнейшее его развитие и как путь выхода из стагнации, в которую загонял Человека господствующий способ выживания.

Этот следующий способ выживания становился всё более успешным и распространенным, И, в конце концов, становился главным. Происходила смена общественно — политической формации.

А бывший господствующий способ выживания становился менее актуальным и переходил в подчинённое положение новому господствующему способу. В процессе дальнейшей эволюции, его приёмы выживания всё более теряли свою значимость для социума, его представителей становилось всё меньше в социуме. В конце концов, когда нибудь, этот бывший главный способ выживания исчезнет из социума. Увы: таковы законы  эволюции.

Например: родо — племенной строй определяет способ выживания «ремесленник». Главное его качество: предрасположенность и способность к примитивному кропотливому труду. Именно это качество развило примитивное земледелие и простейшие ремёсла и позволили Человеку перейти к осёдлому образу жизни.

Со временем земледелие и ремёсла развились до уровня, когда появились излишки продукции. Что дало толчок развитию следующего способа выживания: «экспроприатор». «Экспроприатор» выживает насилием в отношении других людей: воровство, набеги и грабежи, боевые действия. Это позволяло выживать «экспроприаторам», в тех условиях, значительно лучше, чем простым земледельцам и ремесленникам.

Увы, «ремесленникам» было нечего противопоставить «экспроприаторам». Поскольку все отношения внутри родоплеменного строя были выстроены под главенство способа выживания «ремесленник». Это были мирные племена, кропотливым трудом обеспечивающие существование своих социумов. Разумеется » экспроприаторы» победили в этом «эволюционном соревновании». Этот способ выживания получил, в дальнейшем, широкое распространение. и привёл к возникновению рабовладельческой формации. В котором образ жизни «ремесленников» отошёл на второй план, подчиняясь «экспроприаторам».

«Триада» господствующих способов выживания в социуме

Законы сосуществования людей в общественно — политической формации определяет совокупность законов трех соседних способов выживания (мы назвали это «триадой»). Именно законы выживания трех, эволюционно стоящих рядом, способов выживания, всегда являются общепризнанными в обществе. При этом, главными являются законы центрального, из этой «триады», способа. Остальные два способа интегрируются с ним, преломляя свои законы сквозь законы главного способа выживания в социуме, подчиняясь ему.

Господствующая «триада» означает, что все отношения внутри социума строятся на основании законов выживания правящей «триады». Законы существования остальных способов выживания социумом воспринимаются ровно настолько, насколько они не противоречат приёмам существования главного способа выживания.

Знания о «триаде» господствующих способов выживания делают «прозрачным» любой социум. Становятся видны его движущие силы, направление развития, проблемы. Знания о «триаде» господствующих способов выживания, когда они (эти Знания) получат широкое распространение, позволят минимизировать отрицательные стороны этих способов, позволят обществу безболезненно решать назревшие проблемы.

Способы выживания, эволюционно предшествовавшие «триаде», всегда становятся пережитком прошлого. Их законы уже не входят в перечень законов, управляющих существованием общественно — политической формации. Социум Человека слишком далеко уходил вперёд в своём развитии от этих способов. И приёмы выживания этих способов оставались актуальными только для его представителей.

Например: «собиратель» — способ выживания, который сотворил первобытно — общинный строй. И сейчас «собиратели» выживают самыми примитивными приёмами. «Собиратели» в современном обществе — это типичные бомжи. Они выживают только «собирательством»: на свалках, мусорных контейнерах… — по другому они выживать просто не способны. Законы их выживания современным социумом отметаются и актуальны только для них самих.

Способ выживания, следующий за «триадой», «вырастает» из «триады». Эволюция социума Человека всегда идёт в этом направлении. Соответственно, законы следующего, за «триадой», способа выживания становятся целями, мечтой, идеалами общества.

Например, в капиталистическом социуме таким способом выживания является способ выживания «творческий человек». Он не входит в правящую «триаду». Его главная способность к выживанию: способность творчески преобразовывать действительность. Общество восхищается их творчеством: «Монна Лиза», теория Эйнштейна,  «Война и мир» «Лебединое озеро»…  Но не более того. Картины видения мира Рафаэлем, Эйнштейном, Толстым, Чайковским — есть только красивая мечта, идеалы для современного общества, но никак не руководство к действию.

Общество не спешит творчески преобразовать существующий мир, в соответствии с видением «творческого человека». Ибо это невыживательно на современном эволюционном этапе, и приведет социум только к разрушению. Успешно выживают в современном сообществе лишь единицы из «творческих людей», чьё творчество является востребованным. Уровень жизни большинства из «творческих людей» ниже среднего в социуме. Увы, таковы законы эволюции: их время «ещё не пришло».

В самой «триаде» способов выживания, также неравное распределение функций:

  • главным, определяющим общественно — политическую формацию социума, является центральный,из «триады», способ выживания.
  • бывший главный способ выживания, эволюционно предшествующий существующему главному способу, переходит в разряд второстепенных. Его законы преломляются сквозь требования законов существующего главного способа выживания и становятся всё менее актуальными для социума. Его представители вынуждены «маскироваться» под представителей главного способа выживания.
  • Будущий главный способ выживания — третий в «триаде» — только вошедший в неё, получает мощный импульс своего развития. Ибо он — есть будущее главного способа выживания. Есть то, во что должен превратиться существующий главный способ к концу данной общественно — политической формации. Его влияние в социуме растёт, его законы приобретают всё большую актуальность для социума.
общественно — политические формации с позиции «триады» способов выживания

Первобытно — общинный строй

Его определили три первых способа выживания — «триада»:

  • 1 — первый человек,
  • 2 — собиратель — главный способ,
  • 3 — ремесленник.

Сначала, в эволюции, появился предок Человека, с зародившимся речевым мышлением — «первый человек». Как мы рассмотрели ранее, «первый человек» отличался от животного только зародившимся речевым мышлением (да ещё прямохождением).

В процессе эволюции «первый человек» постепенно собрал воедино все присущие, высшим животным, способы выживания, преломляя их сквозь свой примитивный, но уже Разум (!), совершенствуя их, делая их сознательными, а не инстинктивными. Так «первый человек» эволюционировал в «собирателя».

Со временем, способ выживания «собирателя» стал самым массовым и сотворил первый разумный социум — социум Человека. «Собиратель» добыл огонь, жил в пещерах, питался кореньями, плодами, занимался примитивной групповой охотой, рыбалкой… Более совершёнными приёмами выживания он ещё не владел — он ещё недалеко ушёл, в своём развитии, от животного. «Лицо» социума, общественно — политическую формацию «первобытно — общинный строй» — определял именно он.

Далее эволюция «собирателя» повернула в направлении развитие его руки. Сначала «собиратель» научился изготавливать простейшие орудия труда, затем — более сложные. Приёмы охоты и рыбалки становились всё более совершенными. Примитивные приёмы собирания корней, плодов, злаков постепенно превращались в приёмы труда. В конце концов, Человек дорос до простейших способов земледелия. Человек научился трудиться.

Так «собиратель» эволюционировал в «ремесленника». Главная выживательная способность «ремесленника» — способность к примитивному кропотливому труду.

Именно совокупность этих трёх способов выживания («первый человек», «собиратель», ремесленник») определила существование Человека разумного в виде его первой общественной формации: первобытно — общинного строя. Где доминировал способ выживания «собиратель». Это был самый длительный период в развитии человечества: он продолжался десятки тысяч лет.

Такова эволюция первых трёх эволюционных способов выживания в первой общественно — политической формации Человека разумного. По такому принципу происходит эволюция и всех остальных общественно — политических формаций Человека.

Родо — племенной строй

Его определяли законы выживания «триады»:

  • 2 —  собирателя
  • 3 — ремесленника — главный способ
  • 4 — экспроприатора

Главными, определяющими «лицо» всей формации, стали примитивные ремёсла и земледелие, примитивный, кропотливый труд. Человек научился изготавливать достаточно удобные орудия труда, научился обрабатывать землю, научился строить жилища и перешёл к оседлому образу жизни.

Законы выживания «первого человека» отшли на задний план — как пережиток прошлого. Они вышли из состава правящей «триады». И остались актуальными только для самого «первого человека». Приёмы выживания «первого человека» стали слишком примитивными для социума «родоплеменной строй». Поэтому социум не ориентировался на них.

Приёмы выживания «собирателя»: примитивная групповая охота, примитивная рыбалка, собирательство были всё ещё широко распространены — они входили в состав правящей «триады». И являлись одними из определяющих для социума. Но главным для социума стал труд. Ибо он приносил максимальное выживание социуму.

В первой половине цикла существования родо — племенного строя ещё не было частной собственности. Не было и социального расслоения. Ибо ещё не было излишков продукции, не было богатств.

Во второй половине цикла развития родо-племенной формации, ремёсла и земледелие развились до такого уровня производства, что появились излишки продукции. Которые можно было обменять. Но можно было и отнять.

Отнимать излишки продукции стало более выживательно, чем растить этот урожай — тратя огромные силы и время. В результате, появились, а затем и широко распространились набеги и грабежи — новые приёмы выживания (приёмы «экспроприатора») — ибо уже было что грабить. Законы выживания «экспроприатора» всё более распространялись приобретали всё большую силу в социуме.

К концу существования родо — племенной формации набеги, грабежи так широко распространились, что зародились идеи объединения в более крупные племена — как способе защиты от набегов. Но в родо — племенном обществе они так и оставались идеями, ибо представителей этого способа выживания («первая нация») было в социуме слишком мало.

Рабовладельческий строй

Его законы  определила совокупность способов выживания:

  • 3 — ремесленника,
  • 4 — экспроприатора — главный способ,
  • 5 — первой нации.

К началу рабовладельческой формации набеги и грабежи получили широкое распространение. Главным выживательным качеством в социуме стало умение воевать и грабить. Именно этот способ выживания приносил наибольший доход и наибольшую выживаемость для социума. Соответственно, самые умелые из воинов становились лидерами. Им также доставалась большая, чем остальным, доля добычи. Кроме того, победители захватывали в плен побеждённых, которых превращали в рабов. Это давало воинам дополнительный источник доходов, что делало их также богаче. Появилось социальное расслоение. Социум Человека перестроился под законы выживания «экспроприатора».

«Ремесленники» — с врожденными способностями к примитивному производительному труду, выживали ремеслом и земледелием. Они становились беднее, по сравнению с воинами. Ибо  доход, который приносили набеги и грабежи, был на порядок выше. Законы выживания «ремесленников» в рабовладельческом строе стали менее актуальны. Пусть и были широко распространены.

Собирательство и примитивные охота и рыбалка  — как приёмы выживания — перестали быть сколько нибудь значимыми для социума. Они остались значимы только для самих «собирателей». «Собиратель» стал пережитком прошлого и вышей из состава правящей «триады».  Да и представителей с такими врожденными качествами стало меньше в социуме, как и «первых людей».

В рабовладельческом социуме быть рабом часто было более выживательным, чем быть «первым человеком» или «собирателем». Да и перейти из разряда «ремесленника», «собирателя», «первого человека» — в положение раба было достаточно просто по законам рабовладельческого общества. Что часто и происходило.

Единственный надёжный способ защиты от набегов и грабежей — объединяться в более крупные социумы. Также как и сделать набеги более успешными — благодаря укрупнению боевых отрядов. В эту сторону и пошло развитие социума. К концу рабовладельческой формации, следующий врожденный способ выживания — «первая нация» — получил широкое распространение. Социумы стали объединяться.

«Национальное сообщество»

Это следующая общественно — политическая формация. И определяется она совокупностью трёх способов выживания:

  • 4 — экспроприатора,
  • 5 — первой нации — главный способ.
  • 6 — человека-видимость

— с главенством законов выживания «первой нации».

Историки не рассматривают такого общественно — политического строя. Слишком мало документов сохранилось о том периоде времени. Да и способ выживания «первой нации» — есть выживание группой, а не индивидуально в социуме Человека. Способ выживания — «первая нация» — не был замечен историками именно по причине, что этот способ сам не приносил доход, «не приносил хлеб» — как набеги и грабежи в рабовладельчестве, как способность повышать свою выживаемость, понижая выживаемость других — как при феодализме. Он только резко усилил эффективность этих способов выживания, сыграл, как бы, вспомогательную роль. Но вся логика исторического, эволюционного  развития человечества требует определения для способа выживания «Первая нация» его «собственную»  общественно — политическую формацию.

Главным законом существования в социуме «национальное сообщество» стало преданность своему социуму.

На это указывают и города — княжества, представлявшие собой довольно монолитные сообщества, с явным зарождением качества «патриотизм» («первая нация»), и орды Чингиз — хана, и загадки «Золотой Орды», и племена варваров, победивших Римскую империю именно благодаря своей сплочённости, а не умением воевать лучше римлян…

Сообщество «первой нации» спасло человечество от разрушительного господства «экспроприаторов». Главным выживательным качеством  социума стало: принадлежать и быть преданным именно данному социуму. И неважно: воин ты или простой землепашец. В годину бедствий и воины, и ремесленники, и землепашцы сплачивались в единый монолит, дабы спасти своё сообщество. Такое было невозможно при рабовладельческом строе.

Вспомним, как воевали в период раннего и среднего рабовладельчества. Довольно часто противоборствующие стороны даже не приступали к битве. Исход сражения решал поединок двух самых сильных воинов из противоборствующих сторон. Остальным было «по-фигу», кто победит: они или их противник. Им было всё равно кому служить: они были просто воинами. Понятие «национальное самосознание» тогда напрочь отсутствовало. Что стало немыслимым в сообществе «первой нации».

Широкое распространение «экспроприаторов» в формации «национальное сообщество» оставляло набеги и грабежи  самыми успешными приёмами выживания в социуме. Качества «первой нации» делали боевые отряды (племена) такими сплочёнными, с таким боевым духом…. Никто не мог устоять перед ними. Одни орда Чингиз-хана чего стоят…

Становление общественно — политического строя «национальное сообщество» в России произошло, по-видимому, в конце первого тысячелетия. К началу нашествия орд Чингиз-хана это были отдельные города — княжества, уже вставшие  на ступень выживания «первая нация». Что объясняет сплоченность и мужество, с каким жители защищали свои города.

Длительный период господства набегов и грабежей привёл города — княжества к закономерному финалу: они объединились в единое сообщество. Без качества «первой нации» это было бы невозможно.

Такая сплоченность общества создала условия и для более высокой выживаемости производительному труду в обществе: ремесленникам и земледельцам.  Их труд стал защищённым и более производительным.  Но законы выживания «ремесленника» в формации «первая нация» существовали только для самих «ремесленников». Сообществом они не принимались, как определяющие для социума (отсюда и презрительное отношение к людям труда). Точно так же, как и законы выживания и «собирателя», и «первого человека».

В процессе дальнейшей эволюции в условиях, когда поселения и города объединялись и научились эффективно защищаться, набеги и грабежи, даже мощными отрядами, стали приносить уже значительно меньше дохода и становились всё менее актуальными. Более выживательным, более актуальным для социума, стало существовать за счет производительного труда, а не за счёт набегов и грабежей.

Но это не сделало способ выживания «ремесленников» главным в социуме. Ибо во главе социума уже стоял способ выживания «экспроприатор». В социуме уже сотни лет главенствовало право силы. А производительный труд уже презирался сообществом.

Для людей с врожденными качествами «экспроприатора», которых было еще много в социуме, в этих условиях был только один эволюционный выход: заставить рабски работать на себя производительную часть социума: ремесленников, землепашцев. Что и произошло: производительную часть общества (ремесленников и земледельцев) «технично» превели в подчинение «сюзеренам» под эгидой их же защиты.

Социумы конца формации «национальное сообщество»  представляли собой предгосударственные объединения типа: союз племён, союз городов, поселений, мелкие княжества, графства, баронства и пр… Между которыми и внутри которых ещё продолжались стычки, междоусобицы, набеги, грабежи. Пусть этих набегов и стычек становилось всё меньше и меньше…

В формации «национальное сообщество» главными оставались воины (но под эгидой преданности своему социуму). Главное, что от них всегда требовалось: защита социума. Защита ремесленников, земледельцев, рыбаков, охотников, торговцев…

Но в новых условиях  главный доход социуму стали приносить ремесленники, земледельцы, торговцы, а не набеги и грабежи. Развитие социума Человека разумного однозначно повернулось в сторону существования за счёт производительного труда.

В новых условиях от бывшей правящей каты: воинов — «экспроприаторов» требовались уже другие качества. Надо было как-то выживать в условиях мирного существования. На набеги и грабежи накладывалось «табу». У «экспроприаторов» оставалось два выхода: либо заниматься производительным трудом, либо как-то подчинить себе производителей: ремесленников, земледельцев…

Здесь на помощь пришло качество воина «побеждать ещё до схватки» — умение убедить противника в своём превосходстве (пусть этого превосходства и не было) — качество, взращенное в воинах многими сотнями лет набегов и войн. Качество, ставшее таким же естеством воина, как и умение обращаться с мечом.

Именно это качество — уметь убеждать в своей незаменимости, убеждать в том, что он обладает умениями, которых у него часто и не было — получило своё развитие. И превратило воина -«экспроприатора»  в «человека — видимость».

Самым выживательным качеством стало уметь убедить в своей силе, убедить в своём превосходстве, убедить в своей незаменимости уже без схватки, без боя. И за счёт этого получать прибыли, подати с окружающих соплеменников, даже с самых бедных и нищих. В результате появился и быстро стал главным новый способ выживания стало: повышать свою выживаемость за счёт понижения выживаемости своего окружения.

По сути, этот способ выживания представлял собой приёмы изъятия материальных ценностей, продукции, повышения своего выживания ненасильственным путём. А путём убеждения, угроз и обмана.

Так воин — «экспроприатор» эволюционировал в «человека — видимость. Который захватил власть в социуме силой угроз и принуждения, умеющий убеждать окружение в своей незаменимости, в своих знаниях и умениях, которых зачастую и не существовало.  Так возик феодализм.

Феодальный строй

Его определяют законы выживания:

  • 5. первой нации,
  • 6. человека — видимость  — главный способ,
  • 7. профессионала.

Главными, в феодальном строе, стали законы выживания «человека — видимость». Из них сложилась аристократия, которая повышала своё личное выживание за счет понижения выживаемости своего окружения — своих подданных.

Состояние социума, социальных отношений, твердо сложившихся в условиях господства «экспроприаторов» и «первой нации», развитие технологий, экономики. не требовали от «сюзеренов» особых способностей к управлению социумом, не требовали высокого развития ума и Знаний. От них требовалось только защитить своих подданных от внешней угрозы, и дать им некое подобие законодательной базы, чтобы они могли мирно сосуществовать друг с другом, и заставить исправно платить подати, размеры которых устанавливали сами сюзерены.

Такое эволюционное «отстранение» элиты от развития социума, способствовало успешному развитию способа выживания «ремесленник». Их умения и навыки совершенствовались, технологии улучшались, росли Знания.

С одной стороны, это было «на руку» элите — феодалам. Поскольку позволяло получать с «ремесленников» всё больше податей, всё больше прибыли. Но, с другой стороны, такая эволюция способа выживания «ремесленник» постепенно растила силу, которая впоследствии смела власть феодальной аристократии.

Законы выживания «ремесленника» в феодальном обществе оставались значимыми только для самих «ремесленников». Ибо социумом труд «ремесленника» презирался, пусть и приносил основной доход социуму. Производительный труд не позволял «ремесленникам» успешно выживать, позволял только не подыхать от голода. Да и то не всегда.

Законы выживания «экспроприатора»  также уже не котировались в социуме. Грабежи, воровство, убийства уже преследовались по закону. Уважались только воины на государственной службе. Войны существовали скорее — как неизбежность, а не как способ существования социума.

Качества «первой нации», ввиду своего широкого распространения, позволяли аристократии успешно управлять социумом, несмотря на поборы, на изощренные законы, больше напоминающие издевательство над массами.

К концу формации феодализма широкое распространение получили законы выживания следующего способа — «профессионал». Именно в «профессионала» постепенно перерождался «ремесленник». Развитие технологий, коммуникаций, торговли, некоторые свободы, позволили «профессионалам» выживать значительно успешнее «ремесленников».  Их сдерживало только ограничение личных свобод и засилье аристократии.

Развитие технологий, коммуникаций, широкое распространение «профессионалов» в социуме, привело к необходимости более глубокого понимания процессов, управляющих обществом. Что дало толчок развитию следующего выживательного качества — «политик». «Политики» уже могли сглаживать противоречия, присущие феодальному строю, «рулить» общественными и производственными процессами, приносить больше дохода социуму, чем правящая элита. Но им мешало засилье аристократической власти, да и самих «политиков» ещё было мало. Их деятельность вызывала восхищение, ни никак не была руководством к действию.

На следующую общественно — политическую формацию — «капитализм с главенством свободного предпринимательства» — Человек перешел не путем эволюции, как было всегда, а путем революции. Это определяется фактом, что способ выживания «человек — видимость» — есть тупик эволюции. Качества выживания «человека — видимость» не переросли в следующий способ выживания, как было у предыдущих способов («первый человек» развился в «собирателя», «собиратель» — в «ремесленника», ремесленник» — в «экспроприатора», «экспроприатор» —  в «первую нацию», «первая нация» — в «человека — видимость»). Способ выживания «профессионал» вырос из способа «ремесленник». Поэтому переход от феодальной формации — к капиталистической произошёл насильсивенным путём.

Капиталистическая формация с главенством свободного предпринимательства

Его определяет «триада»:

  • 6 — человек-видимость,
  • 7 — профессионал — главный способ,
  • 8 — политик

Главный способ выживания в «капиталистическом обществе с главенством свободного предпринимательства», приносящий обществу максимальное выживание: «профессионал». Умение выполнять свои обязанности на высшем профессиональном уровне — самое распространённое выживательное качество капиталистической формации с главенством  свободного предпринимательства. Без высокопрофессионального отношения к делу невозможен тот высокий уровень промышленного производства, технологий, социальных отношений, присущий капитализму.

Законы выживания «человека — видимость» перестали быть главными в социуме, но не потеряли свою значимость. Поскольку помогают успешно выживать своим представителям, которых было ещё достаточно много в социуме. Социум признаёт законы их выживания именно в силу их широкого представительства в социуме. Умение «пустить пыль в глаза», грамотно обмануть, современным социумом не наказывается, а в бизнесе даже поощряется — как умение «правильно вести дела».

Способы выживания «экспроприатор» и «первая нация» превратились в пережиток прошлого и не воспринимаются сообществом как сколько — нибудь значимые. Вспомним, что непременным атрибутом всех праздников, гуляний еще в девятнадцатом веке (феодальное сообщество) были цыгане — яркие представители «первой нации». Им были посвящены и произведения многих маститых писателей, композиторов («Цыганы», «Старуха Изергиль», «Цыганский барон», «Бэль»… ). Ибо законы их существования, мораль, входили в правящую «триаду» феодального строя. В капиталистическом социуме «первая нация» вышла из состава правящей «триады» и законы их существования уже не признаются современным социумом.

Идеалами общества стали законы выживания «творческого человека».

В современный период, капиталистическая формация с главенством свободного предпринимательства завершает свое существование. Это проявляется в падении уровня жизни «профессионалов». Умение выполнять профессионально свои обязанности — уже менее выживательно. Более выживательным становится способность видеть суть происходящих процессов, видеть движущие силы общества, уметь находить в нём точки приложения этим способностям и занять соответствующее место в социуме. То есть: обладать способностями к выживанию «политик».

Наиболее распространённые успешные приёмы выживания сегодняшнего дня: быть чиновником, политиком, депутатом, управленцем, бизнесменом, общественным деятелем. Это всё приёмы выживания «политика». Мы видим всё более растущий уровень их жизни. И всё меньшие доходы «профессионалов». Всё это — в условиях глубокого кризиса капиталистического социума с главенством свободного предпринимательства.

«Капиталистическая общественно — политическая формация с главенством национальных интересов»

Это следующая  формация. И её  определят «триада»:

  • 7 — профессионал,
  • 8 — политик — главный способ,
  • 9 — творческий человек

«Толчок», который подтолкнёт социум к переходу к новой формации, станет уже активно действующий глобальный мировой кризис всех сторон социума. Который обязательно приведёт к моменту, когда глобальный мировой рынок рухнет. Тогда ведущие мировые лидеры «дозреют» до понимания, что надо спасать глобальную интегрированную мировую экономику. Иначе рухнет весь миропорядок.

А это можно сделать только одним способом: распределением «квот» на мировом рынке в самых проблемных отраслях экономики. То есть: превращением «свободного рынка» — в «регулируемый рынок». Причём: на основе национальных интересов стран и народов.

А началу краха мирового рынка даст крах США. Ибо в условиях глубокого глобального мирового кризиса — в высшей стадии его развития — только сплоченность нации может спасти государство от краха.

История нам говорит, что только кровь пот, да ещё единый исторический путь развития сплачивали различные народности в единую нацию, с единым духом.

Многомиллионное народонаселение США нельзя назвать единой нацией. Ибо США представляет собой конгломерат из многочисленных национальных анклавов, каждый со своей культурой и историческим путём развития, и которые так и не смогли ассимилировать друг с другом. Но самое главное: народонаселение США не сплачивали кровь, пот, общие лишения и трудности, которые народы США преодолели бы совместно. Наоборот, народонаселение США в последние сто лет «купались» в «халявных» деньгах, широким потоком льющихся в страну за счет доминирования США. Народы США не сплотили, а развратили эти «халявные» потоки денег.

Но «халяве» приходит конец. А за ним и неизбежный крах «мультинационального» государства США. А за этим начнёт рушиться весь мировой рынок. Как следствие, рухнет власть и безраздельное господство мировой финансовой олигархии. В условиях рушащегося мирового рынка финансовая олигархия потеряет контроль на происходящими процессами. Наступит хаос.

Конец этим процессам положат трезвомыслящие лидеры государств. Путем взаимных договоров начнётся формироваться регулируемый рынок, который придёт на место «свободного рынка». Довольно быстро к этим процессам начнут присоединяться остальные, более слабые страны. Начнётся формироваться новый миропорядок: общественно — политическая формация «капитализм с главенством национальных интересов«. В которым высшим приоритетом станут национальные интересы. Финансовая олигархия потеряет свою власть и вынуждена будет отступить на вторые роли.

Лидерство в новом мироустройстве захватят Китай и страны западной Европы. Ибо распределение квот в новом регулируемом рынке будет происходить на основе ранее сложившегося мирового распределения производства и сбыта.

В этих условиях Россия займёт нишу главного поставщика сырья и ресурсов на новом мировом регулируемом рынке. Богатейшие природные ресурсы страны, на современном этапе, увы, сыграли роковую роль. Встав на капиталистический путь развития, Россия уничтожила свой промышленный потенциал и превратилась в сырьевой придаток промышленных держав. Россия физически не успеет развить свою промышленность к моменту формирования нового мироустройства. А, значит, и не сможет занять место среди ведущих промышленных держав.

Человечество созрело до такого перехода, ибо в социуме стали широко распространёнными и доступными, для широких масс населения, Знания о самом Социуме, о его движущих силах и законах. А это всё — знания «политика» — восьмой ступени выживания. Которая начинает играть всё большую роль в происходящих процессах.

Главным в новом мироустройстве станет умение управлять процессами (производственными, политическими, социальными и пр…). Автоматизация, роботизация, компьютеризация производственных и общественных процессов приобретут глобальный размах. Для управления всема этими процессами потребуются больше умения управлять, нежели просто умения профессионально выполнять свои обязанности. Потребуется умение видеть суть происходящих процессов. «Профессионалам» останется более простая работа.

Намного более значимыми станут общественные процессы, поскольку сильно вырастает самосознание народа. Политические партии, общественные объединения, различного рода социальные группировки уже сейчас приобретают всё больший размах. Всё это — есть проявление растущего «видения» массами сути общественных процессов. То есть — проявление качеств «политика».

В то же время получат признание и законы выживания «творческого человека», Ибо только он способен дать обществу столь необходимый стремительный рост Знания — как управлять всеми эими разнообразными и очень тонкими процессами.

Законы выживания «человека — видимость» уже не будут восприниматься обществом, ибо в условиях нового социума надо будет не просто убеждать, но и показывать свои способности. Социум начнет понимать и законы десятого способа выживания — «последней нации» — евреев.

Следующая общественно — политическая формация «социализм» будет определяться законами выживания:

  • 8 — политика,
  • 9 — творческого человека — главный способ,
  • 10 — последней нации.

По сути, это будет революционный скачок в развитии общества. С угасанием капиталистической формации заканчивается первая половина полного цикла развития социума Человека разумного и начинается его вторая половина.

С качествами выживания «политик», Человек — как индивид — достигнет высшего уровня выживания в социуме. С этого момента эволюция человечества повернёт в другом направлении. В направлении развития духовных качеств Человека. А для этого законы социума должны стать совершенно иными, где духовные качества человека будут на первом плане и превалировать над плотскими потребностями.

При социализме деньги перестанут играть главную роль. На смену ценностям материальным (деньги, власть, плотские утехи), придут ценности духовные (знания, искусство…) Ибо главными в обществе станут законы выживания «творческого человека».

Даже законы выживания «профессионала» не будут восприниматься обществом, поскольку они уже будут не актуальны. В условиях всеобщей компьютеризации и роботизации мало будет просто правильно выполнять свою работу. Изменения в обществе станут столь стремительными, что надо будет уже глубоко понимать суть происходящих процессов и успевать за ними. Способностей «профессионала», для этого, увы, окажется мало.

Творчество — вот «лицо» социалистического социума. «Творческий человек» полностью преобразует то наследство, которое останется ему после капитализма. Революционные преобразования, которые должны будут повернуть эволюцию в сторону духовных качеств Человека, способен совершить только «творческий человек». Ни «профессионалу», ни, тем более — «человеку — видимость»  такие преобразования «не по плечу».

Лишь «политик», в силу своих способностей, сможет внести достойную лепту в преобразования «творческого человека». Поскольку он, в отличие от «профессионала» и «человека — видимость», сможет увидеть суть происходящих процессов.

Человечество, наконец, осознает свой громадный потенциал. И все свои силы направит на созидание, а не на разрушение. В первую очередь человечество начнет разрешать свои противоречия с природой, которые достигнут пика при капитализме. Здесь весьма эффективным окажется высший рационализм способа выживания человека «последней нации».

Все противоречия, все недоразумения между странами исчезнут. Станут минимальными пограничные и таможенные барьеры. За ненадобностью исчезнут вооруженные силы. Сократятся до минимума остальные силовые структуры, поскольку преступность почти сойдёт «на нет».

Идеалами общества станут уже законы выживания «гения».

Коммунистическую общественно — политическую формацию сотворит «триада»:

  • 9 — творческий человек,
  • 10 — последняя нация — главный способ,
  • 11 — гений

Главными законами выживания станут законы выживания «последней нации» — евреев. Деньги исчезнут совсем. Человечество наконец объединится в единый социум планеты. Исчезнут все границы, противоречия, разногласия. Превратить в единый конгломерат разношерстное человечество сможет только «последняя нация» с его тягой к объединения в единый социум.

Законы выживания «политика» станут невостребованными, поскольку станет мало только уметь видеть движущие силы и процессы общества и приспосабливаться к ним. Надо будет уметь преобразовывать их. Надо будет иметь творческие способности, чтобы решать те фантастически глобальные проекты, которые начнёт решать объединённое человечество.

По той же причине, мало будет иметь только способность творчески преобразовывать действительность. Надо будет иметь четкий рациональный подход к этим творческим преобразованиям. Ибо слишком глобальными станут преобразования, которые Человек сможет совершить, только объединившись в единый социум — единое человечество.

Противоречия между человеком и природой исчезнут. Более того, Человек полностью повернётся лицом к природе. И станет входить в неё — как высшая её сила, как высшее существо Природы. Во второй половине коммунистической формации именно это станет главной целью развития Человека.

Это будет последняя общественно — политическая формация Человека разумного. После которой отпадет надобность в государстве ка таковом. Человек вернётся в природу. Но это будут «гений» и «человек — мудрец». Биовид «Человек разумный» превратится в биовид «Человек духовный».

СССР, Россия и эволюционные способы выживания.

В части первой статьи мы рассмотрели, как выглядит возникновение, развитие и развал СССР с позиции закона выживания. Теперь мы можем рассмотреть это более конкретно: с позиции знания о способах выживания.

Россия, сто лет назад, эволюционно была готова перейти к капитализму. В ней уже сложилась  классическая, для капитализма, «триада»:

  • 6.  человек — видимость,
  • 7.  профессионал,
  • 8.  политик.

«Профессионал» уже господствовал в социуме России.  Это видно по тому, как стремительно она уже тогда входила в капитализм — в социум с главенством способа выживания «профессионал».

Квалифицированный рабочий получал денег не меньше, чем офицер российской армии —  это о чём–то говорит! Российский рубль стремительно перерастал в мировую валюту. Быстрорастущее промышленное производство вывело Россию в разряд крупнейших экспортёров в мире. Крепкий хозяйственник в сельском хозяйстве, позже признанный «кулаком» в советской России, обеспечил России право называться крупнейшим экспортёром пшеницы в мире. И это всё сотворили «профессионалы».

Но власть была элитарной. То есть, в российском социуме официально господствовали законы выживания «человека – видимость».

Но вмешались сторонние силы, и Россия, неожиданно для всех, встала на путь строительства коммунизма. Это было невозможно, с точки зрения эволюции. Поскольку коммунистическое  общество должна строить другая «триада»:

  • 9. творческий человек,
  • 10. последняя нация.
  • 11. гений

— с главенством законов «последней нации». Такой «триады» ещё не существовало в России. Россия ещё «не доросла» до неё.

В «триаде» коммунизма представления, знания о мире, о мироздании, законы существования, мораль, этика, ценности,  духовное развитие, способности — совершенно иные, чем у «триады» капитализма. Достаточно сказать, что высшей ценностью в  коммунистическом социуме должны стать Знания, а не деньги – как при капитализме.

Как видим, между «триадой» капитализма и «триадой» коммунизма стоят две (!) ступени развития. Как видим, ни один из господствующих способов выживания «триады» капитализма не входит в господствующую «триаду» коммунизма — громаднейшая пропасть! Которая прямо указывает на физическую невозможность прыжка социума из капитализма — в коммунизм. Тем более: из феодализма — в коммунизм.

То есть: общество, чтобы созреть до коммунизма, должно было пройти ещё две общественно — политические формации, в которых главными должны были стать последовательно: способ выживания » политик», а затем — способ выживания «творческий человек». А это — сотни и сотни лет эволюционного развития, которые невозможно просто так «перепрыгнуть». Даже путём фантастических репрессий. В российском социуме категорически не существовало сил, способных построить  коммунистическое сообщество.

Реально, Россия, после октября 1917 года, встала на путь построения социализма (а не коммунизма) — социума, который уже мог быть построен путем жертв и репрессий. Репрессии и жертвы — это цена «прыжка» через одну эволюционную ступень развития.

Социализм должна строить «триада»:

  • 8. политик,
  • 9. творческий человек,
  • 10. последняя нация.

В этой «триаде» есть одно совпадение с «триадой» капитализма: ступень выживания «политик». Но этого совпадения было категорически мало. Также мало было и представителей этого способа выживания.

Репрессии были неизбежны, ибо как-то надо было подавить естественные потребности ступени выживания «профессионал» — главной ступени капитализма. Потребности получать достаточно высокое вознаграждение за свой профессионализм. Подавить и господствующие Знания о социуме того времени. Знания о главенстве денег в социально — экономических отношениях.  Подавить было необходимо, поскольку закон выживания «профессионала»: выживать за счет высокого профессионализма — «де факто» уже был главным в российском социуме того времени.

И надо было сделать главным закон выживания «творческого человека»: выживания за счет творческого преобразования действительности. Представителей которого было категорически мало в социуме для этого. И законы которого общественным мнением того времени не воспринимались, как выживательные. Скорее это были мечты, но никак не руководство к действию.

Способ выживания «творческий человек» не входит в капиталистическую «триаду», он — следующий за «триадой». Потому его идеи и «бродили» по Европе как «призрак коммунизма»  (как идеалы, как мечты) — как писал основоположник коммунизма Карл Маркс. Эти идеи, как и положено по законам эволюции, были достаточно широко распространёнными. В том числе и в российском сообществе. Но не были руководством к действию ни для одного социального или  политического слоя России, обладавшего реальной силой.

Исключение составляла партия большевиков.Но она, до 1917 года, была малочисленна и не обладала реальной силой.

Российское общество начала двадцатого века ещё не было готово ни к коммунизму, ни к социализму. Ибо не было господства соответствующей «триады». Не было и соответствующих знаний. Не было и соответствующих технологий, экономических отношений. Идеи коммунизма были только мечтой и «бродили по Европе» именно как мечта — в полном соответствии законам эволюции.

Перепрыгнуть из феодализма в социализм можно было только одним способом. Если сделать закон строителя коммунизма: «Жертвуй всем, даже своей жизнью, ради победы коммунизма» главной составной частью закона выживания. Сделать это методами «экспроприатора» — методами, не вызывавшими уважения, но не отрицаемыми сообществом того времени . Что было и сделано.

В России, двадцатых — тридцатых годов прошлого века, движущие силы построения капиталистического общества были подавлены. В результате, движущих сил просто не стало. Общество «зависло». Об этом свидетельствуют метания правительства России того времени: «военный коммунизм», НЭП, коллективизация…

Но были выдающиеся личности: Ленин, Сталин… Сталин, в соответствии со своим видением картины мира, посчитал, что может игнорировать современное эволюционное состояние Человека и сможет построить коммунизм, перепрыгнув через капитализм. Увы: ему не хватило Знания — марксизм не давал таких знаний.

Сталин, в соответствии с теорией марксизма, поставил цель перед социумом: построение великого светлого будущего. И народ поверил в это будущее, поверил в реальность мечты, поскольку оно базировалось на представлениях «творческого человека», уже получивших распространение в обществе. На это работал весь пропагандистский аппарат. К тому же, иное мнение подавлялось очень жестоко.

Но, увы: марксизм не указывал ни конкретных путей построения коммунизма, ни даже того, как это общество должно выглядеть. Реальной картины нового мира, как и реальных сил для его построения в России не было.

Картину нового мира дал народу Сталин, опираясь на своё, личное видение картины мироустройства.  Опираясь, в её реализации, на способности и умения «творческого человека» и «экспроприатора».  — Убийственная смесь.

Он поставил во главу угла не выживание индивида в социуме, а выживание самого социума — вопреки всем законам эволюции. Ибо выживание социума — есть следствие выживания индивидуумов в нём, а не наоборот. Сталин, как раз, и сделал наоборот. Для реализации этой цели он «перетасовал» эволюционные способы выживания и, по сути, создал, даже не «триаду», а «квадраду»:

  • 4. — «экспроприатор»
  • 6. — «человек — видимость»,
  • 9. — «творческий человек»
  • 7. — «профессионал»

— перевернув законы эволюции.

  • «Человек — видимость» эволюционно не дорос до понимания главных движущих процессов общества. Соответственно: капитализм или социализм — ему было всё равно. В условиях жесточайшей сталинской диктатуры он проявил свои худшие качества. В силу врождённых способностей, он прекрасно пускал «пыль в глаза» окружению, доказывая всем, что он самый «коммунист из коммунистов». Власть на местах представлял, в своём большинстве, именно «человек — видимость». При этом, как и положено «человеку — видимость», он «повышал свою выживаемость за счёт понижения выживаемости других», очень рьяно проводя в жизнь политику «вождя всех народов».
  • «Профессионал» также, ввиду своей эволюционной ограниченности, ещё не дорос до понимания движущих сил общества. «Профессионалы» не смогли требовать достойных условий выживания за свой профессионализм — как это требовала эволюция. Эти устремления были подавлены железной волей «отца всех народов» и заменены картиной построения нового мира. Потребность в достойной оценке своего труда им заменили прекрасной мечтой, целью: построением светлого будущего. К тому же, на дворе лютовали «экспроприаторы»: кто не согласен — отправлялся в ГУЛАГ. И «профессионал» занимался тем единственным, для чего и был рождён. Он, как всегда, профессионально выполнял свои обязанности. Благо, для этого в СССР был широчайший простор. «Профессионалы» и создали мощнейшую экономику СССР.
  • «Творческий человек» вдохновлял все перемены в стране. Его главный закон (творческое преобразование действительности)  стал главным в построении нового общества. Ибо он — единственный, кто мог творчески преобразовать окружающую действительность. Но из его идей «отец всех народов» выбирал только те, которые соответствовали его личному видению построения социализма. Не согласных также отправляли в ГУЛАГ, в лучшем случае: в сталинские «шарашки». Но именно благодаря приёмам выживания «творческого человека» Россия смогла сделать столь фантастический рывок в экономике, науке, технике, образовании, медицине…
  • «Политик» — единственный кто понимал, в силу своих врождённых способностей, суть происходящих процессов. И, в силу этого, представлял реальную опасность правящему режиму. В сталинскую «квадраду» он не входил именно по этой причине. Но без «политика» уже было невозможно построение современного социума. Именно он был единственный, кто реально обладал способностями управлять процессами построения нового общества.  Правящий режим поставил «политиков» перед выбором: либо преданно служить режиму, либо репрессии, вплоть до расстрела. Главный контингент сталинского ГУЛАГа  составляли именно «политики».
  • А весь механизм подавления инакомыслящих держался на «экспроприаторах». Именно они составляли «ядро» НКВД. Опять же: в силу своих врожденных наклонностей и способностей.

— Сталин гениально расставил всех по своим местам.

Конечно, никаких исследований в этом направлении не велось. Но человек в любом социуме, всегда, ведёт образ жизни в соответствии со своими врожденными способностями и наклонностями. Хочет он этого или нет (разумеется, за некоторыми исключениями). Это — закон. Поэтому автор смело берётся утверждать, что всё происходило именно так.

Ни один из этих способов выживания не стал главным. Поскольку:

  • Главный способ выживания — есть результат длительной эволюции социума, и становится главным, когда для этого «созревают» условия в социуме.
  • Главный способ несёт повышение выживаемости всему социуму.
  • Под законы главного способа строятся все социальные отношения внутри социума.
  • И он всегда несёт новое в освоении действительности.

Но получилось иначе:

  • Способ выживания «профессионал» так и не стал главным в социуме. Соответственно: были нарушены эволюционные связи. Способ выживания «профессионал», который был «выпестован», подготовлен эволюцией к началу двадцатого века, чтобы стать главным, был подавлен. Его естественная потребность получать за свой высокий профессионализм справедливое вознаграждение — было эффектно заменена целью о достижимом «светлом будущем».
  • Ни «экспроприатор», ни «человек — видимость» не могли принести новое. Поскольку уже были главными в предыдущих общественно — политических формациях.
  • «Политики» были поставлены в жесточайшие условия выживания. По этой причине этот способ выживания не мог стать главным.
  • Лишь «творческому человеку» давали развиваться. Но только в рамках видения «вождя всех народов». В силу этого на роль главного способа он явно не тянул.

По сути, Сталин создавал новый способ выживания, создавал нового человека. Который, как «первая нация» — был бы  предан своему социуму. Как «ремесленник» — проявлял чудеса трудового героизма, при этом достигая высшего профессионализма — как «профессионал». Как «экспроприатор» — беспощадно расправлялся с врагами. Как «творческий человек» — стремительно изменял действительность. Как «политик» — уверенно руководил построением нового социума. И как «гений» повёл бы за собой весь мир…

Вероятно, он достиг бы этой цели, проживи он ещё лет сто. Но на самом деле это было невозможно ни тогда, невозможно сейчас, невозможно и в будущем. Ибо созданию такого человека должна предшествовать длительная эволюция, с соответствующими условиями, формирующими в одном человек все эти качества. А это совсем иное направление эволюции.

Россия начала двадцатого века категорически не доросла до социализма (тем более — до коммунизма) ни технологиями, ни экономикой и социальным развитием, ни Знанием. Существующие эволюционные способы выживания могли обеспечить построение капитализма, но никак не коммунизма. Настоящий социализм построить не удалось. Получился некий суррогат социализма.

А что сейчас?

К началу двадцатого века капитализм с главенством свободного предпринимательства достиг пика своего развития (в лице стран Запада). И, как положено: вступил в высшею  фазу своего развития — монополистический капитализм (это великолепно доказал Ленин в своей работе «Империализм как высшая стадия капитализма»). Началась вторая половина цикла развития формации «капитализма с главенством свободного предпринимательства».

Развитие человечества, как и положено, повернуло в направлении следующей общественно — политической формации: «капитализм с главенством национальных интересов». И в течение ближайших ста лет формация «капитализм с главенством свободного предпринимательства» должна была перерасти в формацию «капитализм с главенством национальных интересов». Где главным способом выживания должен был стать «политик».

Законы существования  способа выживания – «политик» становились всё более актуальными для социума, приобретали всё большую силу, всё большее значение в обществе. На это прямо указывает стремительное и широкое распространение Знания в обществе того времени — Знания об общественных процессах. Именно широкое распространение Знания о социуме, о его движущих силах, являются мощным «двигателем» развития способа выживания «политик».

Одновременно: резкий взлет научно — технического прогресса, научно — техническая революция свидетельствуют о стремительном прорыве в социум законов выживания «творческого человека». Только «творческий человек» мог сотворить столь мощный научный прорыв в социуме. А «творческий человек», как мы знаем, уже входит в «триаду» капитализма с главенством национальных интересов».

Переход к общественно — политической формации «капитализм с главенством национальных интересов» был «на за горами».

Всё так и должно было произойти. Монополистический капитализм к началу двадцатого века вырос до финансовой олигархии. Но финансовая олигархия не должна была приобрести ту власть в социуме, какой она обладает сейчас. Она не должна была стать международной надгосударственной надстройкой, согласно тем же самым законам эволюции.

Поскольку капитализм – явление сугубо национальное. А господство финансовой олигархии — есть явление межгосударственное, интернациональное.

Каждая страна самостоятельно пришла к капитализму. Буржуазные революции произошли в каждой стране по — отдельности и в разное время: когда до этого общество само созревало. В каждой стране капитализм приобретал собственную, национальную окраску. И, самое главное: на страже интересов «своего», национального капитала, всегда стояли: закон, полиция, армия «своего» государства.

В силу всего этого развитие капитала всегда ограничивались национальными границами стран. Ибо за пределами этих границ стоял другой капитал, со своими интересами. На страже которого стояли Закон, полиция, армия своих стран.

Первая и вторая мировые войны были развязаны крупнейшими капиталистическими державами именно в интересах «своего», национального монополистического капитала. По сути, эти войны представляли собой одну войну — » с перемирием на двадцать лет» — как сказал маршал Фош. Поскольку решали они одну и ту же стратегическую задачу: раздел мировых рынков ресурсов и сбыта именно в интересах национальных капиталов.

Но мировые войны, в принципе, не могли разрешить этой задачи. Не могли они и решить созревший глобальный кризис существующего капиталистического строя: глобальное перепроизводство. Ибо они не ликвидировали главную причину его возникновения — свободный рынок. Любое перераспределение рынков сбыта и ресурсов, в условиях свободного рынка, неминуемо снова привело бы к новой войне. Национальный капитал проигравших сторон обязательно привел бы свои правительства к этому.

Что, как видим, и произошло. Через двадцать лет после первой мировой войны разразилась вторая.

Финансовая олигархия, если бы в то время она обладала той властью, которую имеет сейчас, не стала бы развязывать эти войны. Олигархи – финансисты просто договорились бы между собой. Ибо финансовой олигархии абсолютно наплевать, где, в какой стране, их финансы работают. Главное, чтобы они приносили прибыль.

Поворот эволюции в сторону «капитализма с главенством национальных интересов» в первой половине двадцатого века подтверждает и мощный подъем национализма практически во всех странах Запада. Пусть и в виде фашизма и национал — социализма.

«Великая депрессия» 20-30 годов прошлого века ещё более должна была подтолкнуть Запад в сторону спасения своих национальных экономик  — в сторону капитализма с регулируемым рынком — с главенством национальных интересов.

Превращение «свободного рынка» — в «регулируемый рынок» было естественным выходом из сложившейся ситуации. Уже к семидесятым – восьмидесятым годам прошлого века в мире должен был  начаться переход к следующей общественно – политической формации: «капитализм с главенством национальных интересов (капитализм с регулируемым рынком)».

На это прямо указывают несколько фактов:

  • научно — технический прогресс, мощное развитие средств массовой информации, растущая грамотность населения — всё это привело к росту Знания в обществе. А это верный показатель широкого распространения в обществе способа выживания «политик». Способ выживания «политик», как мы знаем, является главным в капиталистическом социуме с главенством национальных интересов.
  • Распад колониальных империй, приведший к независимости бывших колоний.
  • Мощный подъем самосознания в странах «третьего мира».
  • Научно техническая революция, начавшаяся с середины двадцатого века, прямо указывает на факт, что законы способа выживания «творческий человек» приобрели силу и значение в социуме. А это означает, что способ выживания «творческий человек» вошёл в правящую «триаду». «Триада» главенствующих способов выживания второй половины двадцатого века — «де факто» — представляла собой:
    1. – профессионал,
    2. – политик,
    3. — творческий человек.

— А это «триада» капиталистической формации с главенством национальных интересов.

Но направление естественной эволюции человечества изменил факт возникновения и становления СССР. И Запад, вместо того, чтобы спасать свои экономики от «великой депрессии», дружно мобилизовался для уничтожения Советского союза. Благо, назрела вторая мировая война.

Но случилось неожиданное: СССР победил. Мир раскололся на две половины: на капиталистический и социалистический лагерь. И сильно ослабевший Запад сплотился против стран соцлагеря, под главенством главного бенефициара второй мировой войны — США. Запад пожертвовал своим национальным развитием, подчинившись диктату США.

Эволюция отклонилась от своего естественного пути. Зародившаяся финансовая олигархия получала в свои руки мощное оружие в виде средств массой информации и образа «врага» в виде СССР. Финансовая олигархия стала международной, полностью подчинила своим интересам все стороны жизни своих социумов и превратилась в надгосударственную надстройку, обладающую высшей властью – своего рода надправительственным международным органом управления.

Гримаса истории: власти финансовой олигархии такого масштаба не было бы, не будь Советского Союза.

Все сегодняшние проблемы Запада только от того, что он явно «перезрел» и никак не может вступить в следующую формацию. Точно так же, как «перезрела» в своё время Римская империя. Огромная военная мощь и геополитическое доминирование Рима затормозили естественное социальное развитие внутри социума. Затормозили эволюцию самого социума. В то время, как окружающий мир продолжал эволюционировать. В конце концов, окружающий мир эволюционно перерос Римскую империю. Это и определило конец империи.

Точно так же эволюция определяет и конец доминирования Запада во главе с США. Современное эволюционное состояние США «один в один» повторяет эволюционное состояние Римской империи периода её распада. С разницей только в общественно — политических формациях. США застряли на господстве «капитализма с главенством свободного рынка». В то время, как весь остальной мир стремительно эволюционирует — это видно и невооружённым глазом.

Финансовая олигархия переформатировала под себя даже те естественные силы, что созрели в своё время и должны были повернуть Запад в сторону национального капитализма (Рузвельт, де Голль — яркие представители этих сил).  А «перезревшие» социальные отношения принимают гротескную форму. Отсюда и дикие информационные войны, и расцвет пропаганды ЛГБТ, и коррупция невиданных масштабов, и всевластие денег, ставящее примитивные плотские ценности намного выше ценностей духовных, и могущество финансовой олигархии, превышающее все разумные пределы.

Запад созрел до новой формации. «Триада» капитализма с главенством свободного предпринимательства явно потеряла свои позиции:

  • «Профессионалом» в современном обществе быть уже не столь выживательно (пусть они и составляют значительную массу социума). Уровень их жизни быстро падает. Они уже не столь востребованы, ибо их труд массово заменяется автоматами и роботами. Интернет теснит «профессионалов» умственного  труда. В рядах «профессионалов» растет безработица. Они живут явно хуже по сравнению с теми же пятидесятыми — семидесятыми годами прошлого столетия. И всё больше скатываются за черту бедности.
  • Самым востребованными, и, соответственно — самым выживательными приёмами, становятся умения управлять процессами. Производственными, экономическими, политическими, общественными… Лучше всех уже сейчас выживают чиновники, политики, депутаты, бизнесмены, различного рода управленцы,  общественные деятели. Число которых быстро растёт. В своём большинстве это — «политики». И западный социум явно перестраивается под их растущие интересы.
  • «Человек — видимость» сохраняет свои позиции только по причине «перезрелости» современного капиталистического социума. Только «человек — видимость» способен развязывать такие дикие информационные войны, пропаганду ЛГБТ, практически легализовать коррупцию… Но в капиталистическом социуме с главенством национальных интересов, в век расцвета информационных технологий, станет невозможно «пускать пыль в глаза», не показывая своих реальных возможностей.
  • В современном социуме ряд технологий вырос до очень высокого уровня. Стремительное развитие которых требует столь же стремительного умения к преобразованиям. На которые способен, прежде всего — «творческий человек».  Человек науки, делающий практические, полезные открытия, талантливые: инженер, программист, агроном, микробиолог, конструктор в КБ… — всё это «творческий человек». И он становится всё более востребованным социумом. Начинается расцвет «творческого человека».

А что Россия?

После смерти Сталина эволюция Человека в СССР опять сделала поворот. Ибо исчез контроль за этой эволюцией со стороны способа выживания «экспроприатор». Пусть и осталась мощнейшая идеологическая составляющая этого контроля.

В результате, социум СССР окончательно повернул в сторону главенства способа выживания «человек — видимость»  (хотя им и при Сталине уже принадлежала значительная доля власти в СССР). Поскольку во всех отраслях бытия главным стало (увы) не достигать реальных успехов, а умение показывать эти достижения и успехи. Пусть и не существующие.

Вновь возник национальный вопрос, заглушенный Сталиным. И решался он однозначно, в духе «человека — видимость»: закрыв глаза на его явный рост и «спрятав голову в песок» — подобно страусу.  В Советском Союзе провозглашалось единство и равенство народов СССР. А в семидесятые даже появился термин: «Новая историческая общность — народ СССР». Но реальная национальная политика  шла в сторону явных уступок национализму в республиках СССР (причём далеко не безобидному). Закрывались глаза на всяческие его проявления. А их было достаточно много. Практически все национальные республики (кроме РСФСР и Белоруссии) имели отрицательный баланс своих экономик: получали дотации из центра (бюджета СССР). Инче говоря: повышали свою выживаемость за счет понижения выживаемости народов РСФСР. Что привело к иллюзиям народонаселения этих республик в отношении своей выживаемости, недовольству народов России и, в конце концов, к распаду СССР.

Эволюция Человека в СССР шла под эгидой главенства выживания государства над выживанием индивидуума. Это отклонение от законов эволюции. В результате, естественным эволюционным способам выживания были привиты некоторые качества, не характерные для них в западном обществе.

Доминирующим способом выживания социума СССР в постсталинский период стал способ «человек — видимость» (пусть официально и провозглашалось доминирование «профессионалов» (класса рабочих и крестьян)). Он сильно трансформировался, но, как и прежде, «выживал за счет понижения выживаемости других». Да, именно так можно охарактеризовать приёмы выживания приносящие самое успешное выживание индивидам в СССР. «Блат», «телефонное право», закрытые спецмагазины, приписки, использование служебного положения в личных целях … — вот что приносило наиболее успешное выживание индивидуумам в СССР в постсталинский период. А это и есть «повышение своей выживаемости за счёт понижения выживаемости других» в условиях социалистической экономики.

Любопытна трансформация способа выживания «человек — видимость». По сути, все достижения СССР произошли под управлением именно этого способа выживания. Всеобщее медицинское обеспечение — очень неплохого качества, поголовная грамотность, лучшее в мире образование, высокие духовные ценности, высший в мире уровень социального равенства и социальной справедливости, мощнейшая экономика — всё это было достигнуто при управляющем способе выживания «человек — видимость».

Не хватало только одного: справедливого распределения материальных благ — как того требовала эволюция Человека в этот исторический период. Но «человек — видимость» категорически не мог дать народу этого — в силу своих врождённых способностей и качеств.

В СССР постсталинского периода сложилась «триада» с видоизменёнными качествами:

  • 7 — профессионал
  • 6 — человек — видимость,
  • 9 — творческий человек.
  • Профессионализм так и не стал главным выживательным способом (как при капитализме) в СССР. Поскольку «профессионалы» так и не получали должной оценки своего профессионализма в виде справедливого распределения благ. Социум не перестроился под его законы. Да и плановая экономика в СССР требовала выполнения показателей даже в ущерб качеству продукции — в ущерб профессионализму. А после смерти Сталина, и от «профессионалов» требовались уже не результаты, а доклады об этих результатах. Что не позволило сделать высокотехнологичной промышленность СССР. Широчайшее распространение получили «несуны»: украсть что-нибудь с «родного» завода, КБ, базы, «приписать» лишне — стало вполне естественным в СССР. По своей сути, это — «повышение своей выживаемости» за счёт понижения выживаемости социума СССР.
  • Способ существования «человека — видимость» окончательно стал главным. Поскольку самым главным в советском социуме стало: докладывать об успехах, а не создавать эти успехи. Естественно, что в таких условиях вся власть на местах сосредоточилась в руках людей, которые умели лучше всех докладывать о своих липовых успехах. А это — «человек — видимость». Все остальные способы выживания подстраивались под главенство законов способа «человек — видимость».
  • «Творческий человек» так и  не приобрел реальной силы и влияния на социум — как положено при настоящем социализме. Едва очухавшись от сталинских «шарашек», он опять попал под власть «человека — видимость». Которому совершенно не нужны были творческие преобразования. Ибо это могло разрушить их власть. Наука в СССР, несмотря на все свои достижения, могла бы достичь значительно больших высот, не будь в ней главенства законов «человека — видимость». Но творческая эйфория, необходимость творческих перемен в обществе шли именно от «творческого человека». При мощнейшем росте духовной составляющей в стране.
  • Способу выживания «политик» так и не дали раскрыть свой потенциал. Именно этот факт стал главной причиной, которая дала возможность совершиться контрреволюционному перевороту в СССР в 1991 году. Врождённые качества «политика» могли стать той реальной силой, которая сумела бы противостоять событиям девяностых в СССР.

Постсталинская эволюция привела СССР к 80-м годам прошлого века к необходимости радикальных перемен. Высший в мире уровень выживания народонаселения в мире, лучшее в мире образование, поголовное бесплатное медицинское обслуживание, гарантированные жильё и работа, мощнейшая экономика и промышленность СССР, приоритет духовных ценностей, в конце концов, взрастили в СССР нового Человека, с новым видением картины мира.

В этой картине мира не было места ни сталинскому террору, ни брежневскому застою. Эта картина мира требовала свободы проявления способностям Человека и справедливого распределения материальных благ, высокой духовности общества без главенства денег в социуме, пусть и с правом частной собственности. Но в этой картине не было главного: Знания о законах обустройства такого общества. В социуме СССР не было таких знаний. Это было явной брешью, «белым пятном» в этой новой картине мира.

Эти Знания были заменены  ложными представлениями о западном образе жизни. В которых декларировались и «свобода проявления способностям Человека» и » справедливое распределение материальных благ»… Эту ложь усиленно насаждал способ выживания «человек — видимость», особенно рьяно — в период «перестройки».

Именно не Знание Истины о западном образе жизни, заменённое Ложью, стало тем камнем преткновения, о который споткнулись взросшие в СССР «новые силы, с новым видением картины мира». Чем и воспользовался способ выживания «человек — видимость». Представители которого господствовали в местных партийных и советских элитах.

В СССР конца восьмидесятых прошлого века единственной реальной силой, обладавшей и властью, и своим видением новой катрины мира, и знаниями о способах достижения этого нового мира, был способ выживания «человек — видимость». Ни «творческий человек», ни «политик», ни «профессионал», не обладали реальной силой в стране. Способу выживания «политик», который мог бы стать реальной силой, противостоящей «человеку — видимость», так и не дали развиться. Так что, контрреволюция 1991 года была предрешена заранее.

Между  «человеком — видимость» и «политиком» нет прямой эволюционной связи. «Человек — видимость» не может эволюционно перерасти в «политика». Соответственно, не могло произойти и плавного перетекания главенства от способа выживания «человек — видимость» — к способу выживания «политик». А добровольно отказаться от власти «человек — видимость» не мог. По этой причине в социуме СССР конца восьмидесятых назрел кризис, напряженность, надлом между народом и властью. Который должен был закончится революцией — согласно тем же законам эволюции.  Что и произошло в девяносто первом году. Увы: победителем оказался способ выживания «человек — видимость».

Не случись контрреволюционного переворота девяносто первого года, дальнейшая эволюция всё равно должна была привести СССР к частной собственности: к капитализму с главенством национальных интересов. Но в котором социализма было бы намного больше, чем в современном Китае. Ибо таково было видение картины устройства общества и у «творческого человека» и у «политика».

Именно подобные  реформы могли бы произойти России. И сейчас Россия представляла бы собой самую процветающую мировую державу, которая диктовала бы волю всему мировому сообществу.  Но увы: она сделала мощный шаг назад: не на ступень, а даже на две ступени ниже того эволюционного состояния, в котором она должна была бы быть.

Самоубийственный шаг.

В девяносто первом в СССР, однозначно, произошёл государственный переворот, точнее: контрреволюция. Ибо произошла смена общественно — политического строя с понижением эволюционного состояния.

Контрреволюция произошла в пользу построения формации, в которой «человек — видимость», с его законом: «Выживай за счёт понижения выживаемости других», стал, де — факто, главным способом выживания.

Но история нам говорит, что такая формация — это феодализм.

Конечно, настоящий феодализм построить было невозможно: на дворе всё-таки был двадцатый век. Был построен капитализм с явными признаками модифицированных феодальных отношений.

Вспомним, как народу преподносился сам переворот. Как выпячивались недостатки социалистического строя. И какие радужные перспективы для народов СССР рисовались в «светлом капиталистическом будущем». На это работала чуть ли не вся пропагандистская машина бывшего СССР.

Такая пропаганда — есть первый явный признак целенаправленных направления перемен в пользу господствующего способа выживания. Такую пропаганду мог организовать только способ выживания, обладавший реальной властью в СССР. А это был — «человек — видимость». Да и так чудовищно лгать и так умело «пускать пыль в глаза» способен только «человек — видимость» (в своём худшем варианте).

Сам факт развала СССР и те чудовищные процессы уничтожения экономики, промышленности, разграбления бывшего народного достояния, тот хаос, установившийся в стране в девяностые, с которым проводились все эти процессы — есть прямое подтверждение, что перемены в обществе проводились под эгидой главенства способа выживания «человека — видимость». «Профессионалы», а тем более «политики», сделали бы переход гораздо мягче и не допустили бы развала экономики и промышленности.

В результате контрреволюции, господствующим законом выживания в стране стало: повышать свою выживаемость за счет понижения выживаемости других — способ выживания «человека — видимость». Именно это происходило в девяностые годы: уничтожить целое государство, одним махом сделать нищими целые народы бывшего СССР, только ради того, чтобы положить в свой карман малую толику от его громадных богатств. Богатыми у нас в стране стали только люди, живущие по этому закону. А кто нет — скатились к бедности.

Способ выживания «человек — видимость» является господствующим в феодальном строе. Вывод простой: в результате контрреволюции 1991 года, Россия встала на путь построения не капитализма, а некого суррогата капиталистического и феодального строя.

Всё это мы видим по  результату контрреволюции и последующих изменений в России в девяностые годы прошлого века:

  1. Сложился класс богатых людей. Но ими стали не предприниматели — как при капитализме, а, в первую очередь, бывшая советская и партийная номенклатура, «красные директора», чиновники, занимающие ответственные посты. Здесь мы видим явный переход национальных богатств «по наследству» — по признаку элитарности — как при феодализме.
  2. Способы ведения экономики. При капитализме, особенно в первой половине цикла его развития, пышно расцветает свободное предпринимательство, во всех его видах. Благодаря этой свободе, в капиталистических странах и сложилась мощная промышленность и мощная экономика. Всё это — под эгидой расцвета способа выживания «профессионал». Господствующий способ выживания «человек — видимость» в России не позволил стране развить настоящую капиталистическую экономику. Наоборот: существующая мощная экономика была разрушена. Поскольку главными стали процессы личного обогащения за счет распродажи бывшей народной собственности СССР (повышение своего выживания за счет понижения выживаемости народов СССР). А после полного разрушения экономики  СССР — увеличение личного богатства за счет торговли природными ресурсами. По — другому «человек — видимость» не умеет. В результате Россия получила экономику, фактически построенную по феодальному типу. Пусть и с некоторыми современными технологиями.
  3. «Вассал моего вассала — не мой вассал» — в феодальном обществе было четкое разделение власти. «Центр» не совался в дела местных князей. Те обладали всей полнотой власти в своих княжествах.  Как тут не вспомнить знаменитое ельцинское: «Берите столько суверенитета, сколько сможете». Вот местные элиты её и взяли… В результате, на местах сложилась система, напоминающая феодальную. Когда и власть, и закон, и финансы сконцентрировались в руках узкого круга людей — властной элиты. Центр в дела местных властей не совался. Расцвели вседозволенность и безнаказанность местных элит, круговая порука, коррупция и казнокрадство. Богатство местных элит росло не за счёт роста экономики, а за счёт падения уровня жизни населения. Налоговые отчисления в центр сократились до минимума. На этой волне поднялись националистические и, даже, сепаратиские настроения. Россия шла к своему окончательному развалу.      При капитализме, как мы знаем, налоговые отчисления — это «святое», законы едины и обязательны для всех, независимо от места во властной иерархии и количества денег на банковском счёте, местные элиты строго подчиняются центру (в пределах закона), а уровень жизни народонаселения не зависит от местных властей.

Путь, по которому пошла Россия после ельцинского переворота, был предопределён: разграбление бывшего народного хозяйства. Ибо другого пути развития «человек — видимость» не знает, в силу своей эволюционной ограниченности. Зародившуюся буржуазию направили в то же самое русло разграбления народного хозяйства. А закрепил положение вещей невиданный разгул «экспроприаторов», установивших свои, кровавые законы в новой зарождающейся экономике.

К концу девяностых годов Россия «на всех парах» летела к окончательному развалу и прекращению своей государственности. Власть практически полностью сосредоточилась в руках местных элит. Центр всё больше терял нити управления страной. Разгул преступности превысил все пределы.

Сменившаяся, в 2000 году, центральная власть, остановила процесс распада. Путин, по сути, спас Россию от окончательного развала.

Первое, что сделал Путин — укрепил центральную власть. Он восстановил главенство федеральных законов по всей России, заставил привести местное законодательство в соответствие федеральным законам, заставил регионы платить налоги в федеральный бюджет. Взамен он гарантировал местным элитам несменяемость системы власти на местах, гарантировал неприкосновенность элит в пределах законов самой этой системы, создав парламентскую «партию власти» из этих элит.

Сменить систему управления в России уже было невозможно. Девять лет ельцинского правления сделали своё дело. Промышленность, сельское хозяйство были разрушены, как и вся экономика бывшего СССР. Россия превратилась в сырьевой придаток Запада. Все рычаги управления новой экономикой, закон и право сосредоточились на местах, в руках местных элит. В их руках сосредоточились и все финансовые потоки на местах. Как и весь бизнес — ибо свободный бизнес (как при настоящем капитализме) в таких условиях существовать не может.

Попытка изменить положение вещей, немедленно поставить страну на рельсы национальной экономики,  неминуемо ввергло бы тогда, ввергнет и сейчас страну в пучину разрухи и полному развалу. И, даже — к гражданской войне. А что может быть страшнее? По этой причине, Путинская команда, придя к власти, уже не могла изменить положение вещей.

Путин, по нашей классификации, явно проявляет врождённые черты способа выживания «гений». Ибо он создал весьма благоприятные условия для выживания своему ближнему и, даже, дальнему властному окружению — первое определяющее качество способа выживания «гений». Не даёт упасть и существующему бизнесу России, поднимая его значение на международном уровне, а также на местах. Не даёт и скатиться народу за черту нищеты, пробивая различного рода социальные программы, пытаясь повернуть «лицом» к народу и местные элиты (пусть и с весьма малым успехом). Всё это может делать только представитель способа выживания «гений».

Конечно, можно поспорить, что Путин обогащает только своё окружение, богатеет и сам, подавляет конкуренцию во власти… Для этих заявлений достаточно много аргументов. Особенно настораживает отношение к системе образования. Которое, в полном смысле этого слова, убивает будущее России.

Но, в соответствии непреклонным законам эволюции, человек всегда, в любых условиях, где бы и когда бы он не существовал, действует строго в соответствии врождённым качествам своего врождённого способа выживания. Иного не дано. Так что, даже  если Путин действует исключительно в своих корыстных целях, то он «попутно», всё равно не даст «свалить» Россию. — таковы законы эволюции, такова ступень его развития, такова его личная «карма».

Путин может встать вровень с великими правителями России прошлого, если он сможет национализировать элиты, заставит их работать на государство, а не только на свой карман, и сможет поставить экономику страны на национальные рельсы.

Сломать коррупционную систему на местах сейчас невозможно — это мы рассмотрели выше. Сменить «ненавистный путинский режим» — как о том мечтают либералы — получим полный аналог современной Украины, с высшим расцветом коррупции, обнищанием масс и полным развалом государственности — в конце пути.

Для уничтожения коррупционной системы, в России должны созреть силы, с новым видением картины мира, с новыми представлениями о нашей жизни. Они уже существуют, но пока очень слабы. Эти силы должны стать достаточно мощными, чтобы суметь изменить существующее положение вещей.

Чтобы изменить сложившуюся систему управления в России, необходимо вернуть способ выживания «политик» на своё эволюционное место. Путин, по мнению автора, пытается сделать именно это.

В первую очередь, он взял в свои руки кадровые вопросы по назначению высших должностных лиц на местах. Предполагаю, что именно «политиков» и выше он назначает на эти места. Конечно, новые должностные лица не смогут изменить систему на местах. Более того, они сами, со временем, становятся частью этой системы, подчиняясь её законам. Но они не могут не внести изменений в систему, опять таки: в соответствии с непреложными законами эволюции. В конце концов, это должно принести свои плоды: в России созреют новые силы, с новым видением картины мира…

Вопрос: как произойдёт сам переход к новой формации? Эволюционно или революционно?

Все предыдущие формации (кроме одной) сменяли друг друга эволюционно. Формации плавно перерастали одна — в другую. Ибо главенствующий способ выживания в формации всегда естественным путём перерастал в следующий эволюционный способ — главенствующий в следующей формации. Получаем, что и сама власть эволюционировала, перерастала в новую систему власти — власть следующей формации. Так происходила смена общественно — политических формаций.

Исключение представляет переход от феодальной формации — к капиталистической. Переход здесь совершился революционно. Поскольку в «профессионала» (господствующий способ выживания при капитализме) развился не «человек — видимость» (господствующий способ выживания при феодализме), а «ремесленник» (главный способ выживания в родо — племенной формации), господствующий аж четырьмя формациями ранее. Соответственно, система власти феодализма (власть «человека — видимость») не могла эволюционно перерасти в капиталистическую систему власти (власть «профессионала»). Что и привело к революциям.

Что мы имеем.

Ситуация, вроде бы, повторяется: главенство способа выживания «человек — видимость» должно заменить главенство способа выживания «политик» (главный способ выживания в «национальном» капитализме). Между которыми нет прямой эволюционной связи.

Способ выживания «человек — видимость» однозначно не сможет развиться до «политика». Это предопределено эволюцией. Одновременно, его система власти не сдаст свои позиции добровольно. Это также предопределено законами эволюции.

Так что же? Нас ждёт революция и смутные времена? Когда «политики» «созреют» до функции быть главной движущей силой перемен в российском обществе и совершат эту революцию?

— Нет.  Пусть об этом и говорит исторический опыт человечества.

Способ выживания: «выживай за счет понижения выживаемости других» в феодальном обществе защищали законы этого общества. Иначе говоря: власть элиты — «человека — видимость»  — официально защищали органы власти, судебная система, полиция, армия…

В современном российском обществе это не так. Официальные законы не защищают способ выживания «человека — видимость». Наоборот: они провозглашают равенство всех социальных слоёв, всех граждан. Пусть они и позволяют существовать некоторым приёмам выживания «человека — видимость»: «пускать пыль в глаза», лгать на государственном уровне, давать лживые предвыборные обещания… Поскольку не накладывают, при этом, никакой ответственности за эту ложь. Что и позволяет существовать коррупции и круговой поруке.

В способе существования «политик» — когда он станет главным в обществе — нет места коррупции. А эволюция общества всё равно идёт именно в его направлении. И, рано или поздно, способ выживания «политик» оттеснит способ выживания  «человек — видимость» от главенства. Оттеснит по уже существующим законам нашего общества. Революционно менять для этого систему власти, законодательную базу — не придётся.

Пусть и не всё гладко будет на этом пути. Но революции, смуты не будет.

  • Первое, главнейшее условие для этого: национализация элит. Только создав условия, при которых люди, регулирующие финансовые потоки, станут заинтересованы в обращении финансов внутри страны, мы получим условия для перехода власти от способа выживания «человек — видимость» — к способу выживания «политик», от существующего суррогата капитализма с феодализмом — к капиталистической формации с главенством национальных интересов.
  • Второе: законодательно убрать ложь государственных лиц, возложить на них ответственность за эту ложь. Так мы сможем лишить способ выживания «человек — видимость» его главного оружия, а, значит, и сможем уничтожить коррупцию, круговую поруку, казнокрадство…

Главное, чтобы не стало слишком поздно…

развитие современного капиталистического социума
с позиции закона цикличности

Сразу, после победы буржуазных революций, в социуме не было ни социальных институтов  капиталистической формации, ни «главенства» свободны предпринимательства. «Проблема» — «контрпроблема» представляли собой только смутные представления о том, какими должны быть институты капиталистического общества. Вместе с тем, уже была свергнута власть аристократии и стала реальной возможность развития свободного рынка, свободного предпринимательства и свободного обращения финансов, что в дальнейшем и было реализовано.

Институт парламентской власти, институт буржуазной демократии, буржуазная конституция, органы власти и управления, судебная система, банковская система, средства массовой информации и так далее… — все это институты капиталистического социума и главная их задача: обеспечить благоприятные условия в социуме для свободного предпринимательства.

Постепенно, с накоплением знаний, со становлением всё новых социальных институтов капиталистического социума, с развитием предпринимательства, проблема и контрпроблема социума все более четко вырисовывались, приобретали все больше характеристик. Каждый новый социальный институт возникал, как только созревала необходимость его возникновении. Возникал в полном соответствии закону цикличности, по описанной, ранее, схеме – как результат накопленной информации о развитии социума:

  • Появление нового приёма выживания (наличие и начало разрешения проблемы) и — соответственно: появление потребности в соответствующих социальных институтах) (одновременное зарождение контрпроблемы);
  • Распространение этого приёма выживания в социуме (процесс разрешения проблемы и одновременный рост контрпроблемы);
  • Момент создания соотвествующего социального института (момент завершения разрешения проблемы и начало процесса разрешения контрпроблемы);
  • Формирование структур социального института, его деятельность, и создание благоприятных условий для дальнейшего развития свободного предпринимательства (процесс разрешения контрпроблемы);
  • Одновременное накопление новой информации о совершенствовании (изменении) данного приёма выживания (возникновение и развитие той же самой проблемы на более высоком уровне);
  • Преобразование данного приёма выживания (завершение разрешения контрпроблемы и начало разрешения проблемы)

Непрерывное законотворчество в буржуазном обществе и есть те самые назревшие периодические изменения различных социальных институтов.

С середины цикла развития капиталистического социума «свобода предпринимательства» перестала отвечать требованию: быть главным «толкачом» развития социума. Ибо перестала отвечать главному требованию развития более глобального явления — явления «Человек  разумный» — перестала повышать  выживаемость Человека.

Это точка развития, когда проблема — контрпроблема явления «Капиталистическая общественно — политическая формация с главенством свободного предпринимательства» достигли максимального различия своих значений (в полном соответствии закону цикличности). С этого момента проблема и контрпроблема меняются своими местами, и развитие социума делает поворот.

Явление «Капиталистическая общественно — политическая формация человека разумного с главенством свободного предпринимательства», начиная с середины цикла развития, развивается уже парой контрпроблема-проблема: «главенство социальных институтов свободного предпринимательства в социуме» — «выживаемость Человека в социуме на основе свободного  предпринимательства».

В первой половине цикла развития капиталистической формации свобода предпринимательства диктовала какими должны быть социальные институты социума. Это был период истинного расцвета капиталистического социума.

Во второй половине цикла высший социальный институт капиталистического социума — институт власти финансовой олигархии начинает воздействовать на сам социум, на свободное предпринимательство, с целью сохранения существующего положения. Таким образом, он «переформатирует» остальные социальные институты социума и само свободное предпринимательство. Получаем, что сам капиталистический социум преобразует существующие социальные институты и создает новые: лишь бы не дать зарождающимся новым способам выживания разрушить саму формацию.

В качестве примера можно привести современный Европейский Союз. Совокупность раздирающих его проблем была заложена уже в момент его создания, поскольку он был создан, в первую очередь, именно в интересах международного финансового капитала, а не национальных интересов стран, в него входящих. Создание Евросоюза дало толчок дальнейшему развитию финансового капитала, но снизило выживаемость  остального  бизнеса.

Мощные межгосударственные экономические и военно – политические союзы, ВТО, ПАСЕ, и другие подобные институты капиталистической формации – есть порождение второй половины цикла развития капиталистической формации с главенством свободного предпринимательства. И предназначены они, прежде всего, для переформатирования свободного предпринимательства с целью сохранить капиталистическую формацию в существующем виде.

  • В первую очередь, в некое подобие фетиша превращаются деньги. Они превозносятся как высшая цель, высшее благо жизнедеятельности социума и индивида;
  • СМИ перекупаются финансовой олигархией. Главной целью СМИ становится обеспечение сохранности существующей формации. СМИ из социального института, обеспечивающего социум истинной информацией, превращаются в бизнес-проект, призванный защищать финансовые интересы своих
    хозяев;
  • Узаконивается коррупция. В первую очередь это проявляется в открытом лоббировании парламентариями финансовых интересов крупных финансовых структур.

В конце концов, деятельность социальных институтов доводится до абсурда, когда, например, ради прибыли финансовой олигархии, ставится под угрозу здоровье собственной нации. Всё разнообразие свободного предпринимательства (да и сама свобода) также начинает сводиться только к одному: получению максимальной
прибыли финансовой олигархией, и, в конце концов, заканчивается полным приоритетом финансового капитала в экономике, когда начинают «буксовать» и рушиться практически все, ранее установленные, экономические отношения в социуме, кроме прибылей финансовой олигархии.

Здесь четко прослеживается закономерность закона цикличности: во второй половине цикла развития пара проблема – контрпроблема начинают уменьшать свои характеристики — уменьшаться, и в этом они начинают сближаться между собой.

Свободе предпринимательства становится все меньше места: её всё более вытесняет крупный капитал, свободный рынок становится все более протекционным, разница между спросом и предложением падает – соответственно падает и прибавочная стоимость, социальные институты капиталистического социума все более теряют свою независимость и всё более превращаются в оружие финансовой олигархии. И так далее…

В конце развития капиталистической формации с главенством свободного предпринимательства это закончится полным сближением пары проблема-контрпроблема и, в конце концов — их исчезновением. Исчезнет и само явление: «капиталистическая общественно – политическая формация с главенством свободного предпринимательства». Все это очевидно особенно сейчас, когда заканчивается вторая половина цикла развития капиталистического социума, когда сам капиталистический социум с главенством свободного предпринимательства завершает своё развитие.

Согласно закону цикличности,  явление, в фазе окончания цикла своего развития, характеризуется высшей степенью проблемности всех своих сторон, всех своих институтов. Это отчетливо наблюдается в современном мире, а именно:

  1. непрерывно углубляющийся всемирный экономический кризис;
  2. непрерывный рост протекционизма в «свободном рынке»;
  3. вырождение буржуазной демократии;
  4. торговые войны между странами;
  5. рост бедности и нищеты;
  6. растущий разрыв между бедностью и богатством;
  7. уничтожение режимов более слабых стран под любым предлогом ради получения новых рынков и ресурсов;
  8. угроза ядерной войной сильным странам ради их нейтрализации;
  9. санкции, вопреки хваленым законам буржуазной демократии, и свободной торговли;
  10. ложь на государственной уровне;
  11. «двойные» стандарты, полное игнорирование национальных интересов даже своих стран и собственных союзников ради получения дополнительной выгоды;
  12. и так далее…

Данные примеры отчетливо говорят о существующей высшей проблемности капиталистического социума, а значит – о наступающем конце шестого витка спирали развития человечества: об окончании цикла развития
капиталистической общественно – политической формации с главенством свободного предпринимательства
.

44

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *